Беспощадный бунт в Севастополе 1905

22
Беспощадный бунт в Севастополе 1905В основе того, что называется исторической наукой, лежит не столько упорядоченное, систематизированное и синхронизированное друг с другом знание фактов, а их интерпретация и толкование. И эта интерпретация с толкованием основываются на простой формуле: «Историю пишут победители». Не столь важно, о какой конкретно «победе» идёт речь – важно как она преподносится окружающим теми, кто победил. В 1917 году, в октябре месяце, к власти в России пришли большевики и начали строить новую историю, переименовав Россию в СССР. От новой истории требовались не только факты, которые и так формировались в большом количестве в период строительства в новой стране социализма и коммунизма, а требовалось создать новый исторический эпос, этому строительству предшествовавший. Требовалось создать легендированный базис пропаганды того, что октябрьская революция 1917 «выстрадана борьбой» с проклятым царизмом на протяжении многих десятков лет лучшими сыновьями и дочерьми России. И не просто эпос, как одну из опор фундамента новой истории, а эпос из максимально героизированных персонажей «революций», которые первыми этот самый фундамент и закладывали. Причём делали это чаще всего не жалея даже самой своей жизни. И делали это не только в 1917 году, но и раньше. Требовалось создать в сознании людей устойчивое клише, что октябрьский переворот 1917 года был для России безальтернативен и подготовлен всем генезисом российской истории. Так с лёгкой руки советских историков и в их бойких пальцах с помощью податливого пера, под которым бумага всё стерпит, «подтянули» к таким героям, например, декабристов с Сенатской площади Санкт-Петербурга. Мол, это были «системные» борцы с царизмом. Так сказать, своего рода предтечи октября семнадцатого года. В СССР из декабристов был практически создан культовый героический образ почти революционеров: снимали художественные кинофильмы, изучали их «подвиг на площади» на уроках истории в школах, цитировали А.С.Пушкина, сами сочиняли стихи, писали рефераты и научно-исторические труды, и так далее и тому подобное. Главный лейтмотив поднятой шумихи сводился к тому, что декабристы в 1825 году «поднялись» против царя. Но при этом практически замалчивалась истинная суть, истинные планы и истинные цели этого «поднятия» против царя этих самых «революционных героев» образца 1825 года. Таким образом, в героев эпоса новой советской истории записывали только тех, кто, так или иначе, поднимался против царской власти: Болотникова, Пугачёва, Разина и тому подобных деятелей. Не обошёл стороной этот процесс и Севастополь. Тем более что практически ничего особо интерпретировать и не надо было. Так, слегка подретушировать некоторые детали, в нужном контексте предъявить истории некоторых исполнителей «репетиции революции» 1917 года, акцентировать в негативном ключе действия царских властей – и ещё один кирпич в монумент исторического эпоса предтечам великой октябрьской социалистической революции отшлифован и уложен в нужное место. О чём идёт речь? А речь идёт о событиях в Севастополе в ноябре 1905 года, которые до сих пор почему-то громко именуются «революционным севастопольским восстанием». И которым нам, современным гражданам России, требуется всенепременно гордиться. И проявлять эту гордость столь навязчиво, словно события ноября 1905 года ставятся на один уровень с двумя героическими оборонами города. Именно так увековечила те события советская историография. Историография победителей Российской Империи. В точности по той формуле, которая приведена выше про то, кто пишет историю. Здесь необходимо сразу поставить точку над «И», а именно – в ноябре 1905 года в Севастополе восстание толком не состоялось и впечатляюще не громыхнуло, а накренилось в какой-то самодеятельно-опереточный бунт незначительного количества матросов Черноморского флота, вместе с примкнувшими к ним немногочисленными сочувствующими. Побузить на Руси – почти народная забава. Оперетту бунт власть разогнала и подавила. Зачинщики, особо буйные, номинальные руководители и рядовые участники были по-разному наказаны. Но советская мифологема про «светлых рыцарей» борцов с царизмом из Севастополя в ноябре 1905 года вошла в анналы советской историографической науки и заняла там своё видное место. Революционный эпос забронзовел в кладбищенских памятниках, барельефах, мемориальных досках и названиях улиц города. И бронзовеет до сих пор. Вся пикантность ситуации была в том, что какое-никакое «революционное» восстание в Севастополе действительно готовилось, а получился… бунт. Отличие одного от другого в уровне грамотного оперативного управления, масштабах вовлечённых в процесс народных масс, выверенной логистики и чётко обозначенной цели. У бунта ничего этого нет, – а только эмоционально-истерический хаос и жертвенная суета. На вопрос о том, насколько вместо спокойной эволюции развития России была необходимость «репетировать» в 1905 году, а затем осуществить в году уже 1917 кровавую революцию, и по сей день однозначного ответа в современном российском обществе нет. И почему, в таком случае, теми, кто осуществил в Севастополе бунт против власти в 1905 году надо «гордиться памятниками», а теми, кто бунт пресёк надо «возмущаться порицанием»? Впрочем, сколько людей – столько и мнений. В том числе и по оценке тех или иных исторических событий. Однако, вернёмся непосредственно к тому, как события развивались конкретно в Севастополе в ноябре 1905 года. Ещё в апреле 1904 года участники РСДРП (Российская Социал-Демократическая Рабочая Партия) 37-го флотского экипажа в Николаеве и 32-го флотского экипажа в Севастополе, объединившись, учреждают так называемый «Центральный флотский комитет» или «Централку», в состав которого вошли, например, большевики А. М. Петров, И. Т. Яхновский, Г. Н. Вакуленчук, А. И. Гладков, И. А. Черный и прочие. Небольшая историческая справка: в 37-ом флотском экипаже Николаева в своё время служил герой Первой обороны Севастополя в 1854-55 гг. матрос Игнатий Владимирович Шевченко, который ценой собственной жизни прикрыл в бою от пули офицера, лейтенанта Бирюлёва. В 1904 году на Черноморском флоте были уже другие матросы из «Централки». Кроме рутинной пропагандистской работы, как то: агитация среди матросов и солдат против царя и царского режима с распространением прокламаций и революционной литературы на подпольных собраниях, «Центральный флотский комитет» приступил к подготовке вооружённого восстания в Севастополе, первоначальная цель которого состояла в захвате силой всех(!) кораблей флота и, совместно с рабочими и солдатами гарнизона, – всей полноты власти в городе. Следующий этап планировал превращение Севастополя в центр революции на юге России и финальный – распространение пожара революции на Кавказ, в Николаев, в Одессу и на всё Северное Причерноморье. То есть планировалось действовать по формулам: «Пусть сильнее грянет буря!» и «Мировой пожар раздуем!». Было назначено и время начала «бури/пожара»: август-сентябрь 1905 года. Но в намеченные сроки как-то всё не сложилось – отчего и почему советская историография об этом умалчивает. Или толком ничего и не знает. Но коль скоро организованное выступление всё оттягивалось и оттягивалось, то в действие пришли те самые механизмы спонтанного выступления масс, которые были в матросской среде и среди солдат гарнизона густо смазаны заранее усилиями антигосударственной агитации и пропаганды. На одном из таких массовых мероприятий под названием митинг, митингующие матросы, солдаты гарнизона и рабочие вынесли резолюцию освободить всех закрытых в севастопольской тюрьме политических заключённых. Вынеся такую резолюцию, митингующие направились претворять её в жизнь к городской тюрьме. Но солдаты, охранявшие тюрьму, придерживались другой точки зрения исходя из присяги, долга, устава караульной службы и приказов офицеров, и открыли огонь на поражение. В итоге со стороны штурмующих тюрьму – 8 убитых и до 50 раненных. Немедленно власти города вводит военное положение со всеми присущими ему нюансами. Но митингующие военного положение не испугались, как и казаков на улицах, и в последующие дни продолжили митинговать, продолжая требовать освободить политических заключённых и отдать под суд виновных расстрела их товарищей у ворот тюрьмы. Здесь необходимо подчеркнуть, что, пока…! никаких политических лозунгов на этих митингах слышно не было. 20 октября (старый стиль) состоялись похороны погибших неудачников при попытке штурма тюрьмы. И вот здесь на сцене появляется фигура Петра Петровича Шмидта Лейтенант флота, с пламенной речь, но трудно понимаемым смыслом сказанного им у отрытых могил. Советская историография этот момент выделяет так: «На городском кладбище был организован митинг, на нём выступил Пётр Шмидт, который пользовался большой популярностью у революционной интеллигенции города и матросов Черноморского флота». Вся фраза – чистой воды революционно-эпосная мифологи. Невозможно вообще понять, что подразумевается под «революционной интеллигенцией города»? Вероятно, это участники кружка «Союз офицеров – друзей народа», одним из инициаторов создания которого был Шмидт. Странное название: будто в России народ это что-то одно, а офицеры и вовсе не из народа российского. Кроме того, что же было такого революционного вот в этих словах Шмидта на кладбищенском митинге над телами погибших у тюремных ворот: «Клянемся им в том, что всю работу, всю душу, самую жизнь мы положим за сохранение нашей свободы. Клянусь!.. Клянемся им в том, что свою общественную работу мы всю отдадим на благо рабочего, неимущего люда. Клянусь!.. Клянемся им в том, что между нами не будет ни еврея, ни армянина, ни поляка, ни татарина, а что мы все отныне будем равные, свободные братья Великой Свободной России. Клянусь!.. Клянемся им в том, что мы доведем их дело до конца и добьемся всеобщего избирательного права. Клянусь!..». Если речь идёт о всеобщем избирательном праве – то, причём здесь революция с диктатурой пролетариата?! Слова же «между нами не будет ни еврея, ни армянина, ни поляка, ни татарина» почти в точности повторяют слова Апостола Павла в его послании к колоссянам: «Отложите всё: гнев, ярость, злобу, злоречие, сквернословие уст ваших; не говорите лжи друг другу, совлекшись ветхого человека с делами его и облекшись в нового, который обновляется в познании по образу Создавшего его, где нет ни Еллина, ни Иудея, ни обрезания, ни необрезания, варвара, Скифа, раба, свободного, но всё и во всём Христос». Но только у Шмидта в его призыве нет ни капли христианского смирения, ибо он точно выделят тех, на кого надо работать: «…свою общественную работу мы всю отдадим на благо рабочего, неимущего люда….». А все остальные, в том числе и имущие: крестьяне, казаки, разночинцы, купцы и так далее? Их куда? И им чего? И что означало: «…самую жизнь мы положим за сохранение нашей свободы…»? «Наши» – это кто? И если «все наши» положат жизнь, то у кого будет свобода? Абсолютный сумбур в словах, подчёркивающий аналогичный сумбур в голове оратора. Речь Шмидта отдаёт какой-то шекспировской театральщиной – что-то, типа, кипения страстей при лишении жизни Дездемоны руками Отелло. Слова «свобода», «свободные братья», «доведём дело до конца» звучали, возможно, и эмоционально и даже, возможно, «романтически» в устах П.Шмидта, и, бесспорно, произвели впечатление на толпу, но в этих словах не было никакой конкретики. Рабочих, скорее всего, волновали чисто экономически проблемы их условий труда и уровня зарплаты, а военнослужащих точно также более волновали условия их службы, материального содержания, дисциплинарных взаимоотношений с офицерами и так далее. То есть и у тех и у других были свои проблемы. Но, тем не менее, толпа дружно и громогласно поддержала П.Шмидта, который не только на этом конкретном митинге, но и на череде других ему предшествовавших, приобрёл в городе, если можно так выразиться, определённую «революционную» популярность. Однако вот что интересно, так это слова П.Шмидта о своём «политическом кредо»: «Революционной деятельностью я занимаюсь давно: когда мне было 16 лет, у меня уже была своя тайная типография. Ни к какой партии я не принадлежу…». Понимай, как хочешь… В общем, власть «беспартийного» революционера Шмидта арестовала, дабы немного утихомирить страсти. Но следом власть дала слабину под давлением улицы и Шмидта освободила. Возможно тем самым и спровоцировав дальнейшую кровавую трагедию в городе. Прояви в тот момент командующий флотом Чухнина большую волю и большее тщание, «закрыв» покрепче П.Шмидта, тем самым демонстрируя остальным буйным, что если они не угомонятся сами, то с ними никто церемониться не будет, события бы стали развиваться по-другому. Но, увы, они стали развиваться к тому результату, который и вошёл в историю. Вместо жёстких действия по купированию особо буйных любителей помитинговать командующий флотом Чухнин 3 ноября (старый стиль) издаёт всего лишь приказ(!) о запрещении матросами посещать митинги, да читать, так называемую, «преступную литературу». А это – проявление слабости. Почувствовав эту слабость, 10 ноября забузили матросы на крейсере «Очаков» и броненосце «Святой Пантелеймон» (переименованный броненосец «Потёмкин» после «восстания» на нём летом этого же года). Матросов с этих кораблей поддержали другие флотские бузотёры. Видимо, матросам очень не понравился временный запрет на увольнение в город. Такая себе «революционная» причина узаконить самоволки… 12 ноября «Централка» инициировала проведение выборов в Совет рабочих, матросских и солдатских депутатов. Правда «выборы» решено было проводить не у избирательных урн, а непосредственно митингами у матросских и солдатских казарм. Командующий флотом Чухнин решил митинги предотвратить и отдал приказ сводным отрядам из верных присяге матросов флотских экипажей и солдат Белостокского полка перекрыть выхода из казарм. В принципе, это были совершенно правильные действия, но уже запоздалые. Возле некоторых казарм произошли стычки, а во время очередной из них один из буйных матросов выстрелами из винтовки ранил командира сводного отряда контр-адмирала Писаревского, и насмерть застрелил командира учебной роты Штейна.
Пройдена точка невозврата Буйные почувствовали «вкус безнаказанной крови», потому что стрелявшего в офицеров матроса Петрова другим офицерам отряда арестовать не удалось – его отбили другие буйные матросы, а офицеров разоружили. Здесь необходимо обязательно уточнить, что первыми кровь пролили именно «революционеры» в ситуации, когда были обязаны исполнять приказы командования. Не подчинение приказам в армии – в любой армии! – это воинское преступление. Никакой иной трактовки здесь нет и быть не может. Адмирал Чухнин объявил крепость на осадном положении вдобавок к военному в городе. И понеслось! К бунтовщикам примкнула часть солдат Брестского полка, крепостной артиллерии, сапёрной роты и часть матросов с броненосца «Синоп». Тут же моментально активизировались большевики. На, всё-таки, избранном севастопольском Совете матросских, солдатских и рабочих депутатов большевики яростно призывали «К оружию!», а меньшевики предлагали выдвинуть экономически/политические требования для диалога с властью, а именно: созыв Учредительного собрания, освобождение политических заключённых, отмена смертной казни, снятие в городе военного положения, уменьшение сроков службы, 8-часовой рабочий день и так далее. 13 ноября окончательно взбунтовались матросы крейсера «Очаков». Офицеры и часть кондукторов, после неудачной попытки убедить команду прекратить бузу, покинули борт корабля. Командование бунтом и управление кораблём взяли в свои руки большевики Частник, Антоненко и Гладков.
Далее «севастопольский пожар», как охарактеризовал эти события товарищ Ленин, перекинулся и «поджёг» бунтом минный крейсер «Гридень», миноносец «Свирепый», канонерскую лодку «Уралец», миноносцы «Заветный», «Зоркий», учебный корабль «Днестр» и ещё ряд кораблей флота. На них подняли красное знамя. Силы бунтовщиков составляли в общей сложности 14 кораблей и 4,5 тысячи матросов и солдат. Однако никакого общего: ни командования, ни управления – на кораблях и на берегу у бунтовщиков не складывалось. С борта «Очакова» 14 ноября в гарнизон отправились депутаты для координации совместных действий с сухопутными бунтовщиками, но вначале они решают обратиться за советом(!) к П.Шмидту. Другими словами буйные устроили на флоте бузу, а что делать дальше – «восставшие герои» не знают. Может быть, известный оратор с митингов им подскажет?! И Шмидт «подсказал», а именно: прочитав требования матросов к командованию о послаблении своих нужд и тягот служебной лямки, он по привычке разразился длинной и бурной речью с критикой в отношении существующего в России государственного строя и необходимости созыва Учредительного собрания. Далее он уточнил, что он социалист и что надо всех офицеров, которые на флоте не социалисты – арестовать. А вот когда команды всех кораблей взбунтуются и присоединятся к «восстанию», то он возглавит флот и даже пошлёт самому Государю Императору телеграмму, с текстом, в котором будет сказано, что Черноморской флот перешёл на сторону революции. Как вы думаете, уважаемые читатели, матросы что-нибудь поняли? Ну, про то, как решить вопрос с послаблением для них дисциплинарных требований и прочих «офицерских придирок», улучшив тем самым прохождение службы более вежливым обращением с нижними чинами, или про увеличение жалования и так далее? Дальше наступает одна из кульминаций бунта. После ухода из его квартиры делегации матросов «социалист» П.П.Шмидт, надев на себя форму капитана второго ранга, лично пребывает на борт крейсера «Очаков» и объявляет команде: «Я приехал к вам, так как офицеры от вас съехали, и поэтому вступаю в командование вами, а также всем Черноморским флотом. Завтра я подпишу об этом сигнал. Москва и весь русский народ со мною согласны. Одесса и Ялта дадут нам все необходимое для всего флота, который завтра примкнет к нам, а также крепость и войска, по условному сигналу подъёмом красного флага, который я подыму завтра в 8 часов утра». Эти слова П.Шмидта команда поддержала криками: «Ура!». Крейсер «Очаков» Матросов понять можно: наконец-то появился командир, командир знает, что надо делать и им уже не надо самим ломать голову о том, куда дальше бузить. Не надо самим думать про: «Москву, Ялту, Одессу и прочие сигналы…» – гора с плеч! Теперь необходимо обязательно уточнить следующее, а именно: образ революционного лейтенанта, смело взявшего на себя функции командующего флотом, с точки зрения собственно звания и должности – не соответствуют исторической правде. Потому что к моменту своего появления на борту крейсера «Очаков» в форме капитана второго ранга П.Шмидт лейтенантом не был и на флоте не служил. Потому что 7 ноября 1905 года П.П.Шмидт былуволен приказом по Морскому Ведомству с присвоением ему звания капитана 2 ранга. И на крейсер прибыл сугубо частным лицом в отставке, самозвано провозгласившим себя «командующим» Черноморским флотом. П.П.Шмидт Так что мифологема про «героя-лейтенанта», возглавившего «революционный флот» – пустышка. Ни лейтенанта не было, ни революционного флота не было. А была ватага бунтовщиков на десятке кораблей во главе с экзальтированным авантюристом с манией величия. Хотя для советского революционно-исторического эпоса эта «мифологемная сказочка» вполне себе «прокатывала» долгие десятилетия. Только эта сказочка, с одной стороны полная фарса, с другой стороны для десятков матросов закончилась смертью, под которую их подвёл П.Шмидт. Вот несколько примеров такого фарса. Во время поднятия на крейсере «Очаков» революционного красного флага и сигнала: «Командую флотом – Шмидт», на палубе оркестр играл … «Боже, Царя храни»! Обратив внимание, что на других кораблях не поднимают красного флага, Шмидт на миноносце «Свирепый» стал обходить корабли эскадры в главной бухте и кричать в рупор, чтобы команды переходили на сторону бунтовщиков, добавляя при этом, что: «С нами Бог, Царь и весь русский народ!» – ответом на его выкрики было молчание. На это молчание Шмидт бросил на корабли эскадры почти ультиматум: «Я имею много пленных офицеров, то есть заложников», цинично намекая на то, что будет с заложниками, если флот ему не починится. Флот авантюристу не подчинился. А перед заложниками, то есть захваченными офицерами с броненосца «Святой», ученого корабля «Прут», миноносца «Свирепый», крейсера «Ростислав» и других Шмидт толкнул следующую речь: «Государственная Дума – это пощечина для нас. Теперь я решил действовать, опираясь на войска, флот и крепость, которые мне все верны. Я потребую от Царя немедленного созыва Учредительного собрания. В случае отказа, я отрежу Крым, пошлю своих сапёров построить батареи на Перекопском перешейке, и тогда, опираясь на Россию, которая меня поддержит всеобщей забастовкой, буду требовать, просить я уже устал, выполнение условий от Царя. Крымский полуостров образует за это время республику, в которой я буду президентом и командующим Черноморским флотом. Царь мне нужен потому, что без него тёмная масса за мной не пойдёт. Мне мешают казаки, поэтому я объявил, что за каждый удар нагайкой я буду вешать по очереди одного из вас, и моих заложников, которых у меня до ста человек. Когда казаки мне будут выданы, то я заключу их в трюме «Очакова», «Прута» и «Днестра» и отвезу в Одессу, где будет устроен народный праздник. Казаки будут выставлены у позорного столба и каждый сможет высказывать им в лицо всю гнусность их поведения. В матросские требования я включил экономические нужды, так как знал, что без этого они за мной не пойдут, но я и депутаты матросы смеялись над ними. Для меня единственная цель – требования политические…». То есть «благородный лейтенант» Шмидт из советского революционного эпоса «про героев», готов был: обманывать матросов, а потом насмехаться над их доверчивостью и наивностью, поверившим в его ложь, готов был убивать офицеров флота, своих бывших товарищей по службе, вешая их на реях. Готов был свирепо расправиться над казаками чужими руками… в том числе и с целью отделения Крыма от России. И наступила трагическая развязка. Снова необходимо уточнить следующее, а именно: командование до последнего пыталось разрешить ситуация мирным путём. Вот конкретные примеры. До того, как на борту появился Шмидт, и были буйной частью экипажа изгнаны офицеры, командир корабля утром 13 ноября перед подъёмом флага отдал приказ: «Кто, не колеблясь, стоит за Царя, пусть остаётся на корабле. Кто не желает иметь Его или сомневается, то те могут сойти на берег». На вопрос капитана второго ранга Соколовского: «Кто за Царя?», экипаж крейсера Очаков ответил: «Все!». И где же здесь революция?! Да, среди матросов было то самое буйное меньшинство, которое, увы, сумело своим горлопанством взбаламутить весь экипаж. Офицер связи с эскадры спокойно предупредил команду крейсера, что если они продолжат сноситься семафорными сигналами с бунтовщиками в гарнизоне, то по крейсеру могут открыть огонь. На что один из буйных матросов ответил: «Ну что ж, пусть стреляют…».
А ведь к таким предупреждениям надо относиться с полной серьёзностью и ответственностью и за свою жизнь и за жизнь тех, кто шибко-то бунтовать и не бунтует. Так, толкутся на палубе и по кубрикам в массовке. После того, как крейсер «Очаков» покинули офицеры команды, на корабль прибыл капитан первого ранга Сапсай попробовать ещё раз вразумить матросов. На его требование выйти из строя вперёд тех, кто хочет служить Государю Императору – вышла вся команда! Даже буйные вышли! И где же здесь опять революция?! Матросы поинтересовались про свои требования, на что офицер ответил, что они буду отправлены в Санкт-Петербург на рассмотрение вышестоящего начальства. Кстати, матросы попросили, чтобы офицеры корабля вернулись на борт! На что Сапсай ответил, что это произойдёт в том случае, если экипаж «Очакова» даст честное слово прекратить своё участие в бунте. Матросы обещали. И где же здесь угрозы со стороны власти всех «повесить» и «расстрелять»? Да, ситуация, накалённая, но всё ещё можно решить мирно и без крови. Без крови не получилось – на борт крейсера поднялся П.Шмидт. И матросов словно подменили. И повёл себя Шмидт как последний лжец! Когда на борт крейсера прибыл следующий переговорщик от лица власти, капитан второго ранга Данилевский, дабы успокоить команду, то Шмидт заявил, что также считает пропаганду в военное время очень опасной, заверив Данилевского, что всё будет спокойно. Но никакого спокойствия Шмидт не планировал. После этого он берёт «командование» флотом на себя и отрезает взбунтовавшимся командам шанс на спасение от смерти или неотвратимого наказания. Власти, не дождавшись реального успокоения, озвученного Шмидтом, озвучили ультиматум, что в случае отказа от сдачи бунтовщики будут атакованы на кораблях и на берегу. Шмидт ультиматум отклонил своим решением, без согласования с остальными «бунтарями». И началось усмирением бунта оружием. 15 ноября всё было закончено на рейде. По бунтовщикам на кораблях вели огонь с верных присяге и долгу кораблей Черноморского флота вместе с береговой артиллерией. Бунтовщики пытались отвечать встречным огнём, но делали это крайне неэффективно. Никаких шансов у матросов-бунтарей и тех из матросов, кого обманул своей болтовнёй Шмидт на благополучный для себя результат боя – не было. Совсем не было. И не могло быть исходя из соотношения сил. А 16 ноября всё было закончено и на суше. Десятки матросов и солдат погибли. Более 300-х были осуждены. Шмидт, Частник, Антоненко и Гладков по приговору военно-морского суда были расстреляны на острове Березань. Теперь о героизме и подлости за гранью разума. Видимо у Шмидта, всё-таки, что-то действительно не в порядке было с головой. Во время обстрела «Очакова» Шмидт распоряжается подвести к его борту и пришвартовать минный транспорт «Буг», в трюмах которого было загружено более 300 морских мин. Цель одна – шантажировать адмирала Чухнина требованием прекратить обстрел «Очакова». Но, по сути, заложником становился практически весь центр Севастополя со всеми его жителями, если бы швартовка состоялась. Одно случайное попадание снаряда в «Буг», детонация и от части Севастополя осталась бы только щебёнка, камни и трупы, трупы, трупы мирных обывателей. Ситуацию спас лейтенант Ставраки, под командованием которого канонерская лодка атаковала приближающийся к крейсеру «Очакову» транспорт, ведя огонь по верхним частям надстроек. На что «революционные матросы» среагировали стремительно дружным выпрыгиванием за борт. Но героем в советскую интерпретацию событий в Севастополе вошёл не Ставраки, а Шмидт. Ещё большая гнусность, со стороны Шмидта, была связана с провоцированием начала обстрела крейсера «Очакова». Суть в следующем. Шмидт пригрозил начать не расстреливать, а вешать находившихся заложников в лице офицеров на борту крейсера, в том числе и из числа захваченных по его приказу парламентёров, прибывших на переговоры. И это были не пустопорожние угрозы, потому что на борту крейсера начались соответствующие приготовления к экзекуции, и чтобы предотвратить намечающееся зверство, и начался обстрел палубы «Очакова». И точно так же в советской историографии в «вешатели» был назначен адмирал Григорий Павлович Чухнин, который никого не повесил лично, и не отдавал приказов совершать с кем бы то ни было подобное. А «романтический лейтенант» Шмидт, если бы обстрел не сорвал его намерения, вешал бы офицеров без всяких угрызений совести. Но в историю вошёл как «жертва царизма». Кстати, вполне может быть, что первоначальное решение суда о казни Шмидта через повешение (заменённое потом на расстрел) было вызвано именно этим обстоятельством. Теперь о самом бое восставшего революционного экипажа крейсера «Очакова» с сатрапами царского режима, якобы, геройский экипаж уничтожавших без всякого сострадания. А боя, как такового, и не было. Потому с «Очакова» практически не вели ответный огонь. После пафосного приказа Шмидта: «Комендоры к орудиям!», более он вообще ничем не управлял и никем не командовал, полностью потеряв контроль над ситуацией, в которую подло затащил сотни матросов. На борту крейсера сразу после первых попаданий в корабль началась самая настоящая паника. Как командир Шмидт проявил себя абсолютным ничтожеством. По «Очакову» было сделано всего шесть залпов/выстрелов. Причём небольшого калибра корабельной артиллерией, а с берега вообще стреляли картечью. Никакого шквального огня большими калибрами по «Очакову» не было, а тот огонь, который вёлся – вёлся с большими интервалами. С какой целью? С целью после каждого залпа связаться с «Очаковым» и уточнить, одумались ли бунтовщики и прекращают ли сопротивление? А так же для сокращения до минимального количества размеров потерь личного состава на самом крейсере. После шестого выстрела по кораблю над крейсером «Очаков» взвился белый флаг. Если бы у властей было стремление покончить с крейсером «Очаков» и всеми, кто находился на его борту, то это было бы сделано – слишком хорошая мишень была неподвижная «туша» корабля. Но такой цели не было и вся болтовня советских историков о «жутком огне» по «восставшему крейсеру» – ложь. Потому что на борту были заложники. После перенесённого, якобы, «жуткого огня» крейсер даже не отогнали на николаевские судоверфи в ремонт, а восстановили местным ремонтом на куда менее мощном севастопольском ремонтном заводе. Что иллюстрируют и вот эти цифры, а именно: на крейсере тяжелораненых было 30 человек, легко раненных – 31 человек, обожжённых – 20, погибших – 16 человек. Как только над «Очаковым» взвился белый флаг, командующий Черноморским флотом Чухнин отдал приказ немедленно выдвигаться к нему на баркасах и катерах и снимать людей, прежде всего отправляя пострадавших в госпиталь. Общие потери с обеих сторон за время бунта в Севастополе составили 150 человек, из которых 95 были бунтовщиками. Ну, а самого «геройского лейтенанта» Шмидта выловили в воде, спасая, так сказать, от переохлаждения. Шмидт многократно громогласно заявлял на митингах, что мечтает умереть за свободу. Когда же ему представился такой шанс, как настоящему офицеру с честью оставаться до последнего на капитанском мостике крейсера «Очаков» и на нём встретить достойную своих же слов смерть, он от этого шанса позорно сбежал, сиганув за борт раньше других одураченных им матросов, спасавших свои жизни. Митинговый демагог Шмидт, спровоцировавший многих на «бунт» и «революцию», сам на деле оказался трусом и предателем. Но и по сей день советская мифологема о «герое-революционере» лейтенанте Шмидте продолжает циркулировать в обществе чуть ли не примером для подражания для подрастающих патриотов современной России.
Александр Гофман Источник Информер

Униженные и оскорблённые в нашем севастопольском доме

26
Униженные и оскорблённые в нашем севастопольском домеПока государство борется с проявлением несознательного поведения антипрививочников, которым ковид не страшен, в нашем общем доме под названием «Севастополь» страдают и мучаются люди, до которых никому нет дела – даже полиции.

В Севастополе выселили рабочих из общежития и опечатали помещение скандального объекта

28
В Севастополе выселили рабочих из общежития и опечатали помещение скандального объекта Из общежития (здание бывшей казармы) ЖСК «Скифия» судебные приставы выселили рабочих. Об этом сообщила пресс-служба управления Федеральной служба судебных приставов (УФНС) в Севастополе.

Директор Музея обороны и освобождения Севастополя уволен за хамское отношение к севастопольцам

50
Директор Музея обороны и освобождения Севастополя уволен за хамское отношение к севастопольцамВ Музее обороны и освобождения Севастополя проходят массовые увольнения. По инициативе нового директора Александра Баркова работу в музее потеряли уже более 50 человек.

Неприлично дорогой и низкокачественный долгострой! Что происходит на Историческом бульваре Севастополя?

146
Неприлично дорогой и низкокачественный долгострой! Что происходит на Историческом бульваре Севастополя?Работы на Историческом бульваре не могут возобновить, так как средств на корректировку проекта нет. Музей героической обороны и освобождения Севастополя надеется на вклад меценатов. Об этом пишут в ИА FederalCity.

Следственный комитет России восстановил хронологию массового убийства в казанской гимназии

125
Следственный комитет России восстановил хронологию массового убийства в казанской гимназии Выпускник 175-й казанской гимназии Ильназ Галявиев, убивший девять и ранивший три десятка человек 11 мая, готовился к преступлению месяц. Об этом сообщили в следственном комитете РФ.

Взыскать с Украины заблокированные вклады крымчан намерены власти Крыма

78
Взыскать с Украины заблокированные вклады крымчан намерены власти Крыма Власти Крыма готовят материалы для еще одного иска к Украине. Он будет касаться задолженности украинских банков, которые не вернули вклады жителям Крыма после воссоединения полуострова с Россией в 2014 году. Об этом в интервью ТАСС заявил председатель Государственного совета Республики Крым Владимир Константинов.

Украинские националисты призывают организовывать вооруженное подполье

164
Украинские националисты призывают организовывать вооруженное подпольеПоскольку Украине нечего противопоставить российской армии в случае начала войны, националисты должны быть готовыми уйти в подполье. Об этом в своем видеоблоге заявил националист Дмитрий Корчинский.

Зачем Россия сосредотачивает войска на границе Украины?

99
Зачем Россия сосредотачивает войска на границе Украины?Передислокация российских войск в Крыму и вдоль восточных границ Украины происходит плановое и является своего рода давлением на Киев. Об этом в эфире 4 канала заявил украинский военный эксперт Олег Стариков.

Красная горка утопает в мусоре

114
Красная горка утопает в мусореВот уже несколько месяцев общественность Нахимовского района будоражит вопрос отвратительной работы Управляющей компании по вывозу ТКО (мусора). Район, с которого фактически началось основание Севастополя утопает в мусоре.

«От полуметра до метра»

113
«От полуметра до метра»Глава профильного комитета Госдумы Александр Хинштейн предложил ввести новые правила работы журналистов на массовых акциях. Он заявил, что считает неправильным, когда журналисты вплотную приближаются к силовикам. Он поинтересовался у своих коллег по Госдуме: «А что первичнее: выполнение сотрудниками правоохранительных органов своей работы на митинге или работа журналиста?» «Когда журналисты висят на руках силовиков, это, конечно, ни в какие ворота не лезет. Я вспоминаю видео, где бежит группа ОМОНа, а за ней — журналисты. И ОМОН кричит: «Не мешайте нам работать». А журналисты им в ответ: «Не мешайте нам тоже работать». И вот здесь возникает вопрос, а что первичнее?»,— заявил Хинштейн. В связи с этим он предложил установить определенное расстояние, ближе которого журналисты не смогут подходить к сотрудникам силовых органов в ходе акций. По его словам, речь может идти о периметре от полуметра до метра. По его мнению, подобные нормы «гарантируют абсолютную безопасность» журналиста и не создадут никакой провокационной ситуации. Хинштейн также предложил указывать код региона в удостоверениях сотрудников СМИ. Зачем это нужно, он не сказал. Кроме того, предложил проводить тренинги для студентов-журналистов на тему поведения на массовых акций. В них, по словам Хинштейна, может принимать участие Росгвардия. Будут ли эти тренинги бесплатными, или за них придется платить, он также не уточнил. Напомним, что ранее Роскомнадзор опубликовал проект приказа, в котором предлагается обязать журналистов, работающих на массовых акциях, носить зеленые жилеты с надписью «Пресса» и специальные бейджи.

Чудовищные истории из русской психушки

2401
Чудовищные истории из русской психушкиИнсайды из психбольницы от девушки-пациентки. Ксюша много раз лежала в доме скорби и ей есть что рассказать.

СКЛИФ – центральная больница Москвы. Передовая, с большой территорией, площадкой для вертолётов и кучей корпусов. Один корпус отведён под психосоматическое отделение. Это такое место, куда попадают люди, пытавшиеся себя убить или нанести какие-то увечья, будь то перерезанные вены или передозировка антидепрессантов.

В это место попадают люди, которым нужна помощь их телу (сомо), но также повреждена “душа” (психо). Туда кладут тех, что причинил себя увечья: резался, травился, вешался, прыгал в окно или под поезд. Я была там около пяти раз и контингент не менялся: потерянные подростки, забытые миром пенсионеры, отчаянные зэки и граждане “по ошибке”.




Кто сюда попадал чаще всего? Пьяные, которые в пылу угара резали себя, чтобы что-то доказать. Таких закрывали минимум на две недели, кормили феназепамом (транквилизатор), делали перевязки и изолировали от внешнего мира.

Травматологическое отделение общее: в нём лежат женщины и мужчины вместе, в отличии от токсикологического. Целый этаж нашпигован палатами по 8-12 мест, с двумя туалетами (женским и мужским) на этаж, где нет дверей и туалетной бумаги.

На сортирах нет стульчаков, а на раковинах мыла. Душа нет в принципе. Люди тут могут лежать годами. Если очень попросить, тебя могут отвести в каморку в мужском туалете, где стоит маленькая ржавая ванная, покрытая грибком. Но и там только кран из стены на уровне колен. Пускают в это место раз в месяц. Остальное время мойся, как хочешь. Если у тебя нет близких, которые могут принести передачку с мылом и туалетной бумагой, то приходится просить у соседей или как-то выкручиваться самому.




Моя соседка, бабушка лет 80, постоянно кричала, что у неё из жопы лезет говно. Она была парализована ниже пояса и не могла самостоятельно дойти до туалета. Санитарки к ней не подходили, утку не меняли. Тогда бабушка перевернулась на бок, подхватила свою задницу, раздвинула булки для лучшего обзора и начала проверять наличие кала руками.

На пальцах, под ногтями и на ладонях остались комки говна. Она вопила, чтобы ей принесли утку, но только после того, как она измазала дерьмом всю постель и стены, к ней подошли санитарки, сменили подгузник и помыли руки в тазике, посыпая всё отборным матом.

Таких бабушек в моей палате было много, я не знала, почему они здесь лежат, я лишь понимала, что их никто не навещает – они были брошены. Им не меняли бельё, не носили утки, не заботились о пролежнях. От них воняло. Я не считаю себя очень уж сердобольным человеком, но мне регулярно приходилось приподнимать обвисшие тела, подставлять под дряхлые задницы утки и выносить их в туалет, чтобы просто самой не задохнуться в дерьме.



Но скоро всё это становится очень… бытийным. Сначала шокирует, потом привыкаешь, и вот уже сама вытираешь чужое говно, выносишь утки, подтираешь чужие задницы.




Однажды летом, в пятницу вечером, умерла старушка, что лежала возле окна. Дежурный врач тогда уже закончил свою смену, а новый ожидался лишь в понедельник. Отделение осталось под присмотром медсестёр и санитарок. Труп не вывозили до полудня понедельника. Просто никому не было до этого дела. Человек умер. Равнодушие. Человек разлагается на солнце. Безразличие. Живые пациенты пребывают в отчаянии. Индифферентность. Смрад заполнял палату, мы сами вывезли тело в коридор, оттуда его и увезли в местный крематорий к обеду понедельника.

В психосоматических отделениях запрещены посещения, мобильные телефоны и прогулки. Ты не имеешь возможности выйти с этажа и обречён скитаться по коридорам пока тебя не выпишут. Один раз в день у тебя есть пятиминутная возможность позвонить кому-то на домашний телефон и попросить о помощи, но, скажите, много ли вы помните городских номеров наизусть?

В токсикологическом отделении я лежала лишь однажды. Слева от меня прозябала Марина, женщина лет 45-55. Она высчитывала мою судьбу по дате рождения, расположению Марса и фазы Луны. У Марины была эрозия шейки матки. Она рассказала мне это как-то раз за обедом.

Ей этот недуг доставлял кучу неудобств и, чтобы от него избавиться, она поехала на дачу, обмазала внутри вагину сахарным сиропом, взяла с соседней пасеки пчёл, засунула их в литровую банку и села на неё своей промежностью.

Пчёлы залетели внутрь вагины, Марина запечатала их тампоном. Пчёлы жалили её пару дней, а потом умерли, замурованные внутри вагины. У Марины выступили вены на бёдрах, невыносимо заболело всё нутро, она вызвала Скорую, а когда те узнали её историю, то немедленно увезли в психушку. Так мы и познакомились в токсикологическом отделении. Я же всего лишь выпила несколько пачек антидепрессантов.

Большинство пациентов токсикологического отделения были прикованы к кровати. Немногие, как и я, могли слоняться по коридорам. Я заметила, что большинство дееспособных больных были восточными женщинами с перевязанным горлом.

Все они молчали или мычали. Одна лишь могла хрипло говорить и поведала мне, что произошло с её “сёстрами”. Как и в большинстве религий, самоубийство в исламе – смертный грех. Но в мусульманстве есть одна лазейка – сати – акт самосожжения. Как я потом прочитала, история у него глубокая, и нынешняя трактовка имеет мало общего с древними обычаями. Но в нынешнее время многие мусульманские женщины верят в то, что самосожжение – единственный способ самоубийства, который приемлет Аллах.




Вот только обливать себя бензином и чиркать спичкой в XXI веке уже некомфортно, а вот сжечь себя изнутри больше подобает духу общества. Эти женщины пили уксус в надежде выжечь себя. На деле же, мало кому удавалось сделать больше глотка. Большинство получало немыслимый ожог гортани, теряло способность самостоятельно глотать и говорить. Так они и попадали в токсикологическое отделение СКЛИФа.

Есть десяток хороших государственных психушек в Москве, куда можно бесплатно лечь и получить надлежащую помощь. В них может быть даже не особо страшно. Если ты не попал туда в принудительном порядке. Например, после того же СКЛИФа, где тебя залатали и перенаправили в настоящую психушку. Выйти оттуда по собственному желанию нельзя.

Это надзорные палаты без дверей, где напротив проёма сидят две суровые санитарки, которые круглосуточно за тобой следят. Свет не выключают даже ночью, чтобы видеть тебя всегда. Душа в палате нет, туалета тоже, а все нужды справляются в ведро. Однажды ведро было прикреплено проволокой к моей койке, и вся палата срала у моих ног. Ни о какой туалетной бумаге речи и не шло. Условия дикие: 10 коек, 8 тумбочек, один стул.

Из-за отсутствия тумбочки, как перегородки между койками, моя кровать стояла впритык к чужой. На соседней койке лежала исхудавшая бабушка с длинными волосами и совсем тонкими ногами. Чужие ноги переплетались во сне с моими, и я чувствовала их могильный холод, каждый раз, когда просыпалась в поту.

Все носят казённые пижамы, которые висят парусиной. Отбирают даже трусы. У тебя не должно быть ничего своего. Мне не вернули мои очки и линзы, которые мне передавали друзья ещё в СКЛИФ, и пришлось не снимать старые линзы, которые успели присохнуть к глазам. У меня -8, без них я бы не видела даже своих пальцев на вытянутой руке.

Да, карательной психиатрии и правда уже не существует (хотя я могу судить лишь по Москве), но пациентов постоянно привязывают к кровати грязными тряпками и чем-то обкалывают. Никому не говорят, какие лекарства тебе дают, просто вкалывают без перчаток и суют в рот таблетки.


История посудомойки, которая стала самой известной в СССР серийной убийцей

1554
История посудомойки, которая стала самой известной в СССР серийной убийцейВ 1987 году весь СССР потрясло дело серийной отравительницы Тамары Иванютиной, отравившей 20 человек опаснейшим таллием. Среди погибших были маленькие дети.

Мотивами серийной убийцы Тамары Иванютиной были месть и корысть. Были у нее грандиозные фантазии о процветающем свинарнике, «горах золота» и черной «Волге». Кроме того, она не хотела «плодить нищету» — в лице чужих детей. Очень современные и хорошо знакомые нам «тренды».

Психиатры признали Иванютину абсолютно вменяемой. При этом выделили три основные особенности ее личности: крайне завышенную самооценку, сверхобидчивость и мстительность. Все эти черты характерны для социопатов, параноиков и нарциссов.

Тамара родилась в семье Антона Митрофановича и Марии Федоровны Масленко и была четвертым ребенком из шести в этой многодетной семье. Главным божеством, верховным идолом и основным мерилом успешности в семье было богатство.



Отец не гнушался подсыпать яду непонравившемуся человеку, а мать исповедовала следующую жизненную мудрость: «Нужно не жалобы писать, а дружить со всеми и угощать. Но в пищу особенно зловредным добавлять яд».

Старики Масленко без колебаний насмерть отравили соседа по коммуналке, который чересчур громко включал телевизор и мешал спать. И даже родственницу, сделавшую им замечание по поводу лужи в туалете. Это они так «мстили за оскорбления». Добавляли крысиный яд в приготовленный для угощения плов и оладьи, начиняли отравой апельсины и пряники… И при этом очень гордились своей изобретательностью.

Повзрослев, Тамара выскочила замуж за представителя одной из самых успешных профессий того времени — дальнобойщика. Люди, пожившие в СССР, помнят, что «дальнобои», наряду с моряками, всегда были чрезвычайно успешными — шутка ли, колесили по всем республикам Союза, мотались в страны СЭВа, а иногда, о чудо, даже в капстраны! Живи да радуйся! Но не такой была девушка Тома. Деньги и квартира — вот что ей нужно было прямо сейчас. И поэтому она начала травить мужа. По чуть-чуть, но постепенно увеличивая дозы.

По ходу следствия его напарник так описывал последний рейс. Мужу Тамары стало плохо во время рейса. У него сильно болели ноги, он не чувствовал педалей. Попросил было подменить его на часок-другой, однако самочувствие бедолаги все ухудшалось. Ни через два, ни через три часа водитель не смог сесть за руль. Проезжая мимо деревенской речушки, спросил у напарника: «Может, мне искупаться, чтоб взбодриться? Я быстро водичкой окачу себя, приду в норму — и двинемся дальше. Мне Томка и полотенце чистое приготовила…»

Когда водитель вытирал голову, напарник с ужасом увидел, что все полотенце усеяно волосами. Угощаться бутербродами, которыми снабдила того женушка, он отказался: не потому, что заподозрил неладное, а просто побоялся задремать после сытного перекуса за рулем. Вскоре после возвращения из рейса первый муж Тамары Иванютиной скончался от сердечного приступа.

Через короткое время Тамара вышла замуж за Олега Иванютина и взяла его фамилию. Увидев дом и участок родителей Иванютина, сразу же приняла решение — стариков в расход, участок под небольшую свиноферму, свиней на мясо и сало — и богатеть, богатеть, богатеть.

В один ужасный для стариков день Тамара со свекровью приготовили обед. Вместе посидели за столом, да только к вечеру старику плохо стало. Наутро мать позвонила Олегу и сказала, что с отцом беда приключилась: ноги отнимаются, ступни немеют. Говорит, что не может носки сам надеть. А когда бабка стала ему помогать, заревел от боли, словно его на куски резали. Олег посоветовал скорую вызвать, однако в больнице скорой помощи врачи осмотрели деда и сказали, что это полиартрит обострился. Выписали лекарства и отправили домой.

Тамара сильно обеспокоилась состоянием здоровья свекра и настояла тут же ехать к родителям. Грелку к ногам прикладывала, супчиком его с ложечки кормила. В общем, Олег хвалил ее как самую заботливую невестку на свете… Видимо, в супчик она как раз и плеснула этой жидкости. В ту же ночь дед скончался в больнице.

На похоронах мужа вдове стало плохо с сердцем. Олег попросил Тамару принести из дома лекарство. Она вернулась с рюмкой валокордина и стаканом воды. Едва выпив лекарство, мать зашаталась. На ее губах выступил белый налет, и ее тут же стошнило. Среди присутствующих началась паника. Вдова заголосила, что ей налили отравы. Какая-то женщина божилась, что собственными глазами видела, как Тамара капнула в лекарство какую-то жидкость из пузырька, достав его из кармана кофты. Мужчины стали требовать милицию, кто-то предложил отнести содержимое стакана на экспертизу. И тогда Тамара швырнула и рюмку с лекарством, и стакан с водой на землю. Олег Иванютин заслонил жену от разгневанной толпы и принялся успокаивать мать. У матери Олега начались те же симптомы: болели руки и ноги, немели ступни. Она не могла ворочать языком, почти не разговаривала. К вечеру ее забрала скорая, и через два дня она скончалась.

Дорога к личной свиноферме была открыта. Но где брать корм? Ответ один — в школе!

B марте 1987 года из одной киевской школы в больницу на скорой привезли трех шестиклассников и 11 работников с диагнозом «грипп». У всех наблюдались одинаковые симптомы: слабость, тошнота, боль в ногах, облысение. Несмотря на усиленное лечение, двое детей — Сергей Панибрат и Андрей Кузьменко — и двое взрослых скончались практически сразу, остальные девять человек находились в реанимации.

Для того времени четыре смертельных случая подряд было настоящим ЧП. Делом занялась прокуратура. Врачи больницы, вызванные на экстренное совещание ЦК КПУ, высказали предположение, что причиной смерти стала неизвестная форма гриппа, поэтому стандартное лечение было неэффективным. Прозвучало и такое мнение: людей отравили сильными токсичными веществами через продукты или воду. Вначале эту версию даже не рассматривали, но после того, как следственные органы опросили пострадавших, выяснилось, что все они ели в школьной столовой то, что осталось от обеда: куриный суп и куриную печень. Причем те, кто обедал вовремя, не пострадали.

Первой от рук Тамары пала медсестра Кухаренко, имевшая неосторожность делать замечания Иванютиной, в том числе за несоблюдение правил гигиены, грубость и хамство. Тамара не скупилась на замечания детям и даже учителям, она постоянно вертелась около плиты, заглядывала в кастрюли. Но на мизерную зарплату найти другую посудомойку было сложно, поэтому Иванютину держали на работе.

Когда Кухаренко госпитализировали, больная жаловалась на онемение и холод в ногах, врачи поставили ей диагноз «сердечная недостаточность». А ведь только накануне женщина выглядела здоровой, активной и веселой. За полгода до этого с такими же симптомами в больницу попали двое школьников и два учителя. Один из них рассказал следствию, что странным образом облысел, но причину установить не удалось.

Все эти факты показали, что «болезни» не были случайностью. Было принято решение об эксгумации останков Кухаренко. Вот тогда-то и обнаружили присутствие в тканях таллия. Но никому и в голову не пришла мысль о преднамеренном использовании этого тяжелого металла в целях отравления. На запрос в санэпидстанцию о проведении мероприятий по уничтожению насекомых и грызунов в пищеблоке пришел отрицательный ответ. Специалисты проверили все школьные помещения, продукты, кастрюли, емкости для круп и саму гречку, оставшуюся в них. Безрезультатно. Зато следователи обратили внимание на странное поведение посудомойки Иванютиной. Она всячески препятствовала осмотру, хамила.

«Я сделала вывод, что в этой школе нас не любят, — вспоминала эксперт-химик Валентина Калачикова. — Мойщица посуды Иванютина ходила за мной по пятам, как надзиратель. Наверное, решила, что я у них кастрюлю стащу или крупы в карманы насыплю. Жуткое ощущение, честное слово. Взгляд недобрый, тяжелый… Как эту мегеру вообще допустили с детьми работать?»

Следующим шагом была проверка всех личных дел работников столовой. И тут выяснилось, что трудовая книжка Иванютиной фальшивая, поскольку у той была судимость за спекуляцию, а значит, она не имела права работать в детских учреждениях. Это послужило поводом подробнее изучить жизнь посудомойки. Вот тут и всплыли смерти первого мужа, родителей второго. Все они жаловались на тошноту и онемение в конечностях. Сам Олег уже давно болел (общая слабость, боль в суставах, облысение), но врачи не могли установить диагноз. Таким образом, Иванютина стала подозреваемой номер один.




Во время обыска в доме Иванютиной нужную вещь нашли буквально в последний момент.

Когда осмотрели все, что только можно было, Валентина Петровна Калачикова вдруг подошла к тумбочке, которая стояла у окна, и попросила открыть дверцу. Иванютина, наблюдавшая все происходившее с презрением, неуверенно шагнула к тумбочке:

— Это швейная машина, от свекрови мне досталась. Будете осматривать?

— Будем осматривать, откройте или дайте ключ, я сама открою.

Иванютина швырнула ключи на пол и почти прошипела: «Сама открывай, белошвейка!»

Калачикова осмотрела содержимое ящичков. Шпульки с нитками, иголки в коробочках, набор приспособлений для вышивки, флакон с машинным маслом для смазки механизмов… Она взяла в руки флакон и вдруг поняла, что для масла посуда уж больно тяжелая. И сунула флакон в карман. Анализ в лаборатории показал, что в емкости находится жидкость Клеричи — так называют водный раствор таллия. Он используется в геологии для разделения минералов по плотности. Поэтому в первую очередь проверке подверглись все организации Министерства геологии Украины. И практически сразу нашли поставщика. Одна из лаборанток геологоразведочной экспедиции регулярно снабжала семью Масленко таллием, якобы для травли крыс. За все время они получили порядка 500 мг отравы.

Не отставала от Тамары и ее сестра Нина Мацибора, отправившая на тот свет законного супруга. Нина вышла замуж за человека намного старше ее. Прописав молодую жену в своей квартире, пожилой муж подписал себе приговор. Через неделю после свадьбы он попал в больницу с жалобами на слабость и боли в ногах. Его смерть списали на возраст.

В ноябре 1980 года мама Тамары Мария Федоровна заболела и легла в больницу. Супруг Антон Митрофанович очень беспокоился о ее здоровье. В какой-то момент сваха решила ее навестить. После больницы направилась к Антону Митрофановичу и высказала опасения по поводу состояния здоровья сватьи. Мол, из всей палаты она — самая тяжелая. Не сдюжит. «То есть?» — недоуменно спросил сват. «А то и есть, что надежды мало. Надо готовиться, чтоб похоронить по-человечески». Эта фраза стала для нее приговором. Масленко предложил сватье не говорить глупостей, а лучше выпить за здоровье болеющей супруги. Пока родственница разливала самогон и собирала на стол еду, улучил момент и плеснул в рюмку яду. Ночью врачи скорой, теряясь в догадках, делали ей уколы — то от сердца, то чтобы снизить давление, но все тщетно — к утру женщина скончалась. Кстати, больная твердила врачам, что отравилась вареным яйцом. Мол, когда они закусывали, Масленко стал чистить яйцо, и оно почернело прямо у него в руках. Он объявил, что яйцо порченое и отбросил в сторону. Но когда он ушел, сватье стало жалко его выбрасывать, и она доела яйцо. К сожалению, врачи сочли это предсмертным бредом.

В ходе обысков у Масленко яда не нашли. Но отравители сами себя выдали. Когда Тамара уже находилась в СИЗО, Мария Масленко испекла оладий и пошла угостить соседку. У той была большая пенсия по инвалидности, что было предметом черной зависти Масленко. Но соседка оладушков есть не стала, потому что была наслышана, что старухину дочку подозревают в отравлении. Бросила один оладушек кошке, и к вечеру животное забилось в судорогах, а через три часа скончалось. Соседка сообщила об этом в милицию, и супругов Масленко арестовали. Точно так же, как Тамара, они детально и со смаком рассказывали, кого, когда, как и за что отравили.

Первоначально Иванютина написала явку с повинной. Наступило время психопатического бенефиса. Пребывая в грандиозе, она подробно рассказала о своих преступлениях. Оказалось, что двух шестиклассников она угостила отравой только потому, что они отказались расставлять столы и стулья. «Я решила наказать их», — заявила Тамара.

Также Иванютина поведала, что сначала испытала действие яда на соседских курах и кошках. Экспериментировала с количествами — знала, какую дозу дать, чтобы человек слегка заболел, а какую — чтоб наверняка умер. При этом ее ничуть не волновало, в каких муках умирают ее жертвы. «В таком деле случайностей быть не должно, — самодовольно растолковывала Иванютина. — Батенька едва не погорел на обычном курином яйце. Хорошо, что врачи оказались лопухами…»

Однако потом Иванютина заявила, что явку с повинной сделала под давлением следствия и от дачи дальнейших показаний отказалась. Видимо, когда «лохи-следаки» не купились на ее «много золота», она впервые трезво оценила реальность и поняла, что действительно влипла.

Но следствию уже была ясна вся картина преступления. Так, осенью 1986-го Иванютина отравила насмерть парторга школы — женщина воспрепятствовала хищению продуктов из столовой. Потом Тамара угостила таллием двух учеников первого и пятого классов, которые дерзнули попросить у нее остатки котлет для своей собаки. К счастью, ребята выжили, но подобные отравления не проходят для организма бесследно.

После мартовской смерти диетсестры Кухаренко заведующий столовой по фамилии Нога почуял неладное и стал на ночь запирать подсобку, чтобы Иванютина не имела доступа к продуктам. Зарвавшаяся психопатка открыто заявила, что «Нога пойдет вслед за Кухаренко». Тогда отравительница с помощью шприца наполнила апельсин раствором таллия и угостила «врага», но тот, к счастью, не принял подношения. В тот злополучный мартовский день, когда отравились дети, печенка с таллием тоже предназначалась заведующему. Просто случайно из-за заседания профкома некоторые школьные работники припозднились с обедом. Как потом рассказывали свидетели, Иванютина с довольной улыбкой наблюдала, как ни в чем не повинные люди поглощают отравленные блюда.

Всего на счету семейства 40 доказанных отравлений, 13 — со смертельным исходом. Удивительно, но вся семья по результатам судебно-психиатрической экспертизы была признана вменяемой. Больше всех по части отравлений преуспела Тамара Иванютина — 20 отравлений, 9 из которых оказались смертельными.

Суд над серийными убийцами длился несколько месяцев. Муж Олег в своих показаниях сообщал, что всякий раз Тамара приносила все больше и больше отходов из школы, при этом радуясь, что дети плохо едят. А учителям досталось как раз за то, что они заставляли ребят доедать свои порции. Это было совсем не в интересах преступницы, поэтому она решила отравить особенно настойчивых преподавателей. К тому же отравления в школьной столовой, по ее мнению, должны были вызвать недоверие к школьной пище и тем самым увеличить количество отходов для ее питомцев.

Тамара Иванютина была приговорена к высшей мере наказания и конфискации имущества. Ее отец, мать и сестра получили 13, 10 и 15 лет лишения свободы соответственно и обязательство возместить всем жертвам затраты на лечение.

Когда ей предоставили последнее слово, она отказалась признать вину и попросить прощения у родственников своих жертв. «У меня не то воспитание», — надменно уронила она.

Тамару Иванютину расстреляли в конце 1987 года в Лукьяновском СИЗО Киева, она стала третьей и последней женщиной-преступницей, официально приговоренной к смертной казни в СССР. Старики-убийцы умерли в заключении, сестра Нина, отсидев часть срока, вышла на свободу уже в Незалежной Украине. Дальше ее следы теряются.

Как уличить любимую в адюльтере?

2014
Как уличить любимую в адюльтере?Всевозможные лузеры, неудачники и аутсайдеры любят говорить, что все женщины обладают лёгким поведением, имеют корыстный нрав и вообще – жаждут только лишь денег. Такое суждение не совсем справедливо. Ведь в мире существуют такие представительницы слабого пола, которые являют собой пример ветрености и порока.

Кто участвовал в самых зрелищных боях в истории?

2037
Кто участвовал в самых зрелищных боях в истории?Все мы любим знаменитый «Бойцовский клуб», особенно, если речь идёт о фильме Дэвида Финчера, где молодой и мускулистый Брэд Питт мастерски отвешивает всем подряд тумаков. Однако не все знают, как подобные схватки происходят на самом деле. Мы собрали 5 ярчайших боёв ММА, чтобы рассказать об этих захватывающих зрелищах.

Что нужно знать, чтобы стать настоящим гангстером

6763
Что нужно знать, чтобы стать настоящим гангстеромПринцип любого тайного общества заключается в том, что оно абсолютно закрыто и обладает своими уникальными характерными признаками. Его особые ритуалы известны лишь его членам. Одним из таких обществ является «Коза Ностра».