#МИР75

России объявлена морская блокада: но выход есть

 
России объявлена морская блокада: но выход есть
 
8 апреля страны ЕС ввели пятый санкционный пакет. В числе мер прописаны закрытие европейских портов и дорог. Как это скажется на логистике грузов и чего следует ожидать в дальнейшем — об этом мы расскажем в нашем материале. 

Отметим, что фактическая блокада российских кораблей началась еще в феврале. Так, еще 25 февраля, газовозу «Борис Вилькицкий» был запрещен вход в британские порты для разгрузки, и он вынужден был вернуться обратно в Россию.  Между тем, «Борис Вилькицкий» ходит под флагом Кипра и с юридической точки зрения, не попадал под запрет на заход в британские порты, однако, это не помешало Лондону сыграть, что называется по беспределу.

Еще одно происшествие связано с самолетом Ан-124 «Руслан», принадлежащим российской авиакомпании «Волга-Днепр», который доставлял гуманитарные грузы во время лихорадки Зика в Латинской Америке и Эболы в Африке. На этом фоне доставка партии тестов на COVID-19 для правительства Канады в конце февраля 2022-го выглядела довольно заурядно.
 
Вот только финал у миссии был неожиданным — «Руслан» был арестован в аэропорту Торонто. Экипаж из 9 человек был эвакуирован, а вот самолет пришлось законсервировать.

Ко всему этому добавился и демарш Бермудских островов, которые отменили сертификаты летной годности для российских самолетов.
 
В итоге по состоянию на начало марта в Европе застряло около 8000 контейнеров с российским импортом. От работы с Россией отказались ведущие европейские контейнерные линии, в том числе логистический гигант Maersk.
 
Санкции, введенные Западом против российского морского судоходства, превращаются в морскую блокаду России. Об этом заявил РИА Новости эксперт по морским перевозкам и главный редактор интернет-портала «Морской бюллетень» Михаил Войтенко.
 
«Ситуация с российским судоходством складывается очень серьезная. Ничего подобного никогда в истории мирового судоходства не было. Это не санкции, это полноценная морская блокада. Это все можно достаточно быстро преодолеть. Но самый серьезный удар на сегодня – это отключение электронных систем навигации судов российских судовладельцев от обновлений, от корректуры электронных навигационных карт.
 
Проблема здесь не в самой навигации, российские капитаны и штурманы в состоянии внести все необходимые изменения в электронные системы вручную, не говоря уже о том, что они умеют управлять судами и без электронной навигации, классическими, «доэлектронными» приемами судовождения. Здесь проблема чисто юридическая: по ныне действующим международным правилам, судно, на котором не обновляются электронные карты, считается не мореходным и может быть задержано.
 
На каких условиях задержанное таким образом судно сможет выйти из зарубежного порта и вернуться в российский порт неизвестно, потому что никаких инструкций на такой случай не существует. Это «удавка», и как быстро и до какой степени она будет затягиваться, пока неизвестно никому», - отметил Войтенко.
 
Впрочем, выход из положения все-таки есть.
 
«С западной стороны закрыты страны ЕС, Великобритания, США, Канада и еще ряд стран. Список открыт. На востоке к санкциям против России присоединились Япония и Южная Корея, хотя последняя уже начинает облегчать режим, и Сингапур. Китайские порты для нас по-прежнему открыты, а большинство государств Юго-Восточной Азии объявили о своем нейтралитете и нежелании вводить односторонние санкции против России», - напомнил Войтенко.
 
По его мнению, санкции не оставляют России иного выбора, чем максимально переориентировать свои торгово-экономические отношения, а, значит, и морские перевозки на Восток, что повысит и сегодня большую роль дальневосточных портов, равно как и увеличит нагрузку на эти порты.
 
Морские санкции и ограничения уже привели к тому, что компании начали перераспределять морские грузы на железнодорожный транспорт. Это сулит грузопотоку через Восточный полигон (БАМ и Транссиб) двукратный рост. Одни только металлурги собираются переориентировать на Восток 4 млн т стали. Помимо металлургов, новые заявки поступают от угольщиков, нефтяников, поставщиков удобрений и зерна — в общей сложности 15 млн тонн.
 
Источник Информер
 
 
 
Материалы по теме: