#МИР79

В Заксобрании Севастополя произвели на свет закон о молодёжной политике. Тема важная, а вот исполнение на «троечку»

 
 
 
В свете политических событий, происходящих в нашей стране, когда организации, по сути, являющиеся иностранными агентами, пытаются втянуть молодёжь в политические акции, апробировать на ней технологии «цветных революций», чтобы руками молодых людей устраивать хаос и беспорядки, безусловно, очень важно закрепить законодательно основы молодёжной политики.
 
30 декабря 2020 года президентом был подписан федеральный закон N 489-ФЗ «О молодежной политике в Российской Федерации».
 
Отметим, что ранее не было единого государственного подхода к формированию молодёжной политики, на федеральном уровне не было определено, что такое молодёжная политика.
 
Настоящий закон чётко закрепляет понятия, связанные с молодёжной политикой: «молодёжь», «молодая семья», «молодёжные общественные объединения», «молодой специалист», «специалист по работе с молодёжью», «субъекты, осуществляющие деятельность в сфере молодежной политики», «инфраструктура молодёжной политики», «самореализация молодёжи».
 
 
Кроме того, сформирован единый подход к определению возрастной группы, относящейся к категории «молодёжь». Это лица в возрасте от 14 до 35 лет. Законодательно утверждённая возрастная категория позволит большему количеству молодых людей воспользоваться мерами государственной поддержки, например, грантами для реализации молодёжных проектов, иными льготами и преференциями для молодёжи.
 
 
2 марта местные законодатели (авторы Владимир Немцев и Елена Глотова) внесли региональный законопроект «О молодёжной политике города Севастополя».
 
 
При сравнении его с федеральным законом обнаружилось, что севастопольский проект документа представляет собой урезанную копию федерального законодательного акта, на что особого ума не требуется.
 
Такое впечатление, что эти депутаты сделали его для «галочки». Похоже, тоже для «галочки» встречались с представителями молодёжных объединений.

К примеру, представитель движения «Мы вместе – Севастополь» предложила отдельно закрепить в законе города термин «молодой специалист», поскольку это особенно важно при устройстве на работу.

 

 

Однако это пожелание не было учтено Немцевым и Глотовой, которые вообще некоторые термины федерального закона спрятали за расплывчатой формулировкой: «Иные понятия и термины, используемые в настоящем Законе, применяются в значениях, определенных Федеральным законом «О молодежной политике в Российской Федерации»».

 

Это что же, молодые специалисты, отстаивая свои права, каждый раз должны ссылаться на федеральный закон? Зачем тогда региональный?

 

В Москве работа над новым законом о молодёжной политике началась сразу после принятия федерального в первом чтении – в ноябре 2020 года. Проводились «круглые столы» с участием руководителей профильных департаментов, Мосгордумы, прокуратуры, молодёжных объединений, Общественной палаты.

 

По итогам обсуждений было принято решение о создании рабочей группы по разработке столичного закона, которая направит в органы исполнительной власти, в молодёжные организации предложение сформулировать свои замечания, инициативы.

 

В Заксобрании Севастополя ограничились встречей с представителями молодёжных организаций и то, судя по количеству присутствующих, далеко не всех.

 

 

Но что самое главное при работе над законом в Москве: разработчики определились с идеологией закона, отраженной в лозунге: «Москва – лучший город для самореализации молодёжи!».

 

По мнению москвичей, закон должен охватывать все векторы молодёжной политики, планировалось отдельно прописать поддержку молодёжных НКО, как важной составляющей работы по вовлечению молодёжи в соуправление городом, учитывать отраслевой подход, обеспечить молодёжи широкое окно возможностей, помогать тем, кто в силу разных обстоятельств не может обходиться без помощи государства.

 

Какая идеология определена в севастопольском законопроекте, учитывающем специфику нашего города? Да никакая!

 

Какие же целевые установки у местных разработчиков?

 

 

Обратим внимание на п.5 – «популяризация здорового образа жизни». А почему не создание условий для здорового образа жизни?

 

В п.1 обозначено «гражданское становление, физическое развитие, патриотическое воспитание молодых граждан». А нравственные, духовные ценности для севастопольской молодёжи не важны, по мнению Немцева и Глотовой? Или защита прав, законных интересов молодёжи?

 

Вот как формулирует цели молодёжной политики федеральный закон.

 

 

Неужели трудно было своими словами, учитывая специфику региона, заложить эти определяющие цели в местный закон?

 

Выпали из регионального закона и такие важнейшие статьи, как «принципы молодёжной политики», «основные направления реализации молодёжной политики». А могли бы разработчики внести их хотя бы частично, раз уж взялись списывать с федерального закона.

 

К примеру, закрепить своими словами в региональном законе следующие принципы:

- сочетание интересов личности, общества и государства, обеспечение сбалансированности интересов и прав молодежи, молодых семей, молодежных общественных объединений и интересов и прав иных граждан, общественных объединений и организаций;

- комплексный, научный и стратегический подходы при формировании и реализации молодежной политики;

- открытость и равный доступ молодежи, молодых семей, молодежных общественных объединений к соответствующим мерам государственной поддержки;

- приоритетность государственной поддержки социально незащищенных молодых граждан, молодых семей;

- обязательность участия молодежи, молодых семей, молодежных общественных объединений в формировании и реализации молодежной политики.

Это, на самом деле, очень важно для реализации молодёжной политики.

 

Безусловно, не мешало бы конкретизировать в региональном законе основные направления реализации молодёжной политики в Севастополе, без чего сложно разрабатывать соответствующие государственные программы. В федеральном законе указано 21 направление.

 

Думается, важно было бы закрепить такие конкретные направления, как:

- воспитание гражданственности, патриотизма, преемственности традиций, уважения к отечественной истории, историческим, национальным и иным традициям народов Российской Федерации;

- предупреждение проявлений экстремизма в деятельности молодежных объединений;

- поддержка молодых граждан, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, инвалидов из числа молодых граждан, а также лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей;

- поддержка инициатив молодежи;

- содействие общественной деятельности, направленной на поддержку молодежи;

- организация досуга, отдыха, оздоровления молодежи, формирование условий для занятий физической культурой, спортом, содействие здоровому образу жизни молодежи;

- предоставление социальных услуг молодежи;

- выявление, сопровождение и поддержка молодежи, проявившей одаренность;

- развитие института наставничества;

- обеспечение гарантий в сфере труда и занятости молодежи, содействие трудоустройству молодых граждан, в том числе посредством студенческих отрядов, профессиональному развитию молодых специалистов;

- поддержка и содействие предпринимательской деятельности молодежи.

 

Если подумать, то в севастопольских реалиях можно создать, закрепить законодательно и другие направления для поддержки молодёжи в рамках федерального закона. Ну, это, если подумать…

 

В законопроекте присутствуют некоторые повторы. К примеру, в полномочия уполномоченного органа в сфере молодежной политики входят, в том числе: «разработка и реализация государственных программ города Севастополя в сфере молодежной политики», «организация взаимодействия между субъектами, осуществляющими деятельность в сфере молодежной политики», «осуществление мониторинга реализации молодежной политики».

 

С удивлением обнаружили, что статья «механизм реализации молодежной политики» включает в себя то же самое.

 

Заметим, что механизм реализации предполагает ответ на вопрос: как, каким образом претворить в жизнь ту или иную поставленную цель. Если авторы документа не могут предложить ничего конкретного, то зачем огород городить?

 

Возможно, если бы на обсуждение законопроекта разработчиками был приглашен глава Департамента труда и социальной защиты Станислав Борисенко, то опытный управленец мог бы предложить использовать в качестве одного из механизмов реализации молодёжной политики создание в его структуре отдельного подразделения - центра занятости молодёжи, как это сделано в Москве на опережение федерального закона. А так… Проще исключить статью, содержащую повторы, из проекта закона.

 

В целом, возникает впечатление, что какой-то неудачный тандем образовался в лице Немцева и Глотовой. Закон о тишине они сработали тяп-ляп. И вот опять… Хотелось бы надеяться, что в депутатском корпусе найдутся более грамотные депутаты, которые внесут необходимые поправки в столь важный документ. Хотя надежда эта очень слабая...

 

Источник

 
 
 
Материалы по теме:
comments powered by HyperComments