#МИР101

В своей стране и в своём городе невозможно быть «понаехом»

 

В своей стране и в своём городе невозможно быть «понаехом»

Каждый город в России по-своему уникален, своеобразен и наполнен только одному ему присущими историческими нюансами и краеведческими особенностями.

Причём эти особенности и нюансы в памяти и восприятии народа порой претерпевают значительные колебания, связанные с изменениями в общественно-социальной модели организации общества или теми иными политическими флуктуациями.
 
Например, в середине 19-го века, в России царской, среди части русских народников бытовало следующее мнение, а именно: «Петербург нерусский и неискренний город! В нём есть что-то лакейское: Пушкин недаром сравнивал Москву с девичьей, а Петербург с прихожей. Москва болтлива, шумна, слезлива и отходчива, а град Петров пронырлив, хитёр, молчалив и злопамятен…».

Но уже в первой половине века 20-го Ленинград именовался колыбелью социалистической революции, положившей начало формирования в России первого в мире государства рабочих и крестьян, а Москва перестала верить слезамДа, это всё субъективно, но эта субъективность опирается на объективное положение вещей.

Для России Севастополь всегда был особым городом. История города-крепости, Города-Героя не подлежала и не подлежит никаким изменениями или трактовкам в оценке и восприятии народом его значимости в истории страны.

 

Потому что во все века, вне зависимости от формы власти в империи, у нас ВСЕГДА особым почётом, уважением и примером для подрастающих поколений был ратный подвиг русского воина на поле боя насмерть вставшего на защиту Отечества. И совершенно не важно, был ли в руках бойцов меч, кремневое ружьё, трёхлинейная винтовка или пулемёт Дегтярёва, но наши пращуры своим мужеством и силой своего оружия сохранили нашу Родину в веках.
 

Есть в России города курорты, есть наукограды, есть промышленные исполины и так далее. А есть города-солдаты.

Такие, как Севастополь.

Армия в России всегда была народной. Народ во все века для своих солдат не жалел ничего, многое порой отрывая от себя.
Но это было и остаётся для России актуальным и в прошлом и в настоящем.

В этом «воинском» смысле Севастополь не представлял и не представляет собой привычный город, где семьи живут веками, передавая из поколения в поколение непрерывную связь времени своего рода, корнями вросшего в землю своей малой родины.

Нет, воину уготована иная судьба.

Севастополь дважды был разрушен до основания и дважды возрождался из развалин. И эти развалины касались не только зданий, они касались людей. Разрушался не только камень, разрушалась та самая связь семейных традиций и поколений, которые могли бы жить здесь долго-долго. Могли бы, но не получилось.
 
Не получилось, потому что мирные жители города, те самые обыватели, семьи которых в других городах жили столетиями, в Севастополе в массе своей или погибали, или покидали пепелище, или были казнены, или угнаны в неволю, из которой живыми домой не вернулись.

В Севастополе ЕДИНИЧНЫЕ семьи из более чем 500 тысяч его нынешних жителей могут сказать, что их род живёт на севастопольской земле сто и более лет.

В этом смысле Севастополь – это город, если можно так выразиться, город «приезжих» вот уже на протяжении более 200-х лет.
Севастополь — это город, в котором сконцентрировалась ВСЯ Россия, дважды защищая его ценой жизни своих сыновей и дочерей и дважды восстанавливая его из небытия их руками.

 

В 1852 году в Севастополе проживало немногим более 47 000 жителей в 2800 домах.

В результате 349-дневной бомбардировки город был полностью разрушен, относительно неповреждёнными осталось всего 14 зданий, а количество оставшихся проживать жителей в нём составляло не более… 3 000 человек. Запомним эту цифру.
 

Практически город был стёрт с лица земли вместе с гражданскими обывателями и моряками Черноморского флота.

Так выглядел (на фото ниже) Севастополь в 1855 году:

 

севастополь

 

севастополь после бомбардировки

 

севастополь 1855 год

 

севастополь после сражения

В 1860 году на восстановление Севастополя из казны было выделено только лишь 5 700 рублей с какими-то полушками и копейками.

В то время как Кронштадту, совершенно не пострадавшему от Восточной войны, на развитие выделили сумму в 678 140 рублей.
Это было связано в основном с тем, что по условиям Парижского договора Россия не имела права содержать на Чёрном море боевой флот, а, значит, соответственно и возрождать Севастополь как военно-морскую базу.
 

Поэтому Севастополь был даже включён в Ялтинский уезд простым населённым пунктом.

Последующее медленное и постепенное развитие Севастополя с возвращением ему статуса Главной военно-морской базы Черноморского флота, происходило усилиями не столько тех 3 тысяч оставшихся в нём жителей, а усилиями НОВЫХ его граждан, приехавших и приезжавших в город со всей, тогда ещё царской России и поднимавшихся его из руин.
 
Фактически в городе происходило формирование новых, если можно так выразиться, «коренных жителей».
 

После 1875 года, то есть с начала активного восстановления Севастополя после первой его героической обороны и завершением постройки железной дороги до Москвы, в Севастополе именно за счёт приезжих начинает формироваться новый «состав» севастопольцев.К 1907 году в Севастополе насчитывалось уже порядка 59 тысяч горожан, не считая чинов флота, а к 1914 году – уже 103 тысячи. Что составляло почти 15 % всего населения Крыма.И все эти тысячи людей после 1870 года были для Севастополя – приезжими. Или в современной извращённой терминологии из уст части не совсем адекватных граждан с севастопольской пропиской – «понаехами» из России.

Для тех, кто позволяет себе жонглировать уничижительными фразами про «понаехов», как о чём-то «никчемном» в сравнении с самими собой очень уж «кчемными», необходимо уточнить, что Севастополь был основан и построен на берегах пустынных бухт возле татарской деревушки Ахтиар также «понаехами» из России.
 

История – это деяния людей.

Историю Севастополя вершили сотни тысяч, миллионы людей изо всех уголков империи, а не только те, кто в нём родился и вырос. И ратная слава Севастополя завоёвана кровью и жизнью выходцами из всех губерний России и всех республик СССР, а не только обладавшими и обладающими свидетельством о рождении в Севастополе.
 
Для понимания этого достаточно посетить Братское кладбище на Северной стороне или мемориальное воинское кладбище на Дергачах. Не говоря уже о сотнях иных братских и индивидуальных могилах, памятниках, обелисках или памятных знаков, которых в городе не одна тысяча.

В этой «славе тризны священного праха сынов Отчизны», по словам Афанасия Фета, уникальность Севастополя для России.После 1875 года, то есть с начала активного восстановления Севастополя после первой его героической обороны и завершением постройки железной дороги до Москвы, в Севастополе именно за счёт приезжих начинает формироваться новый коренной состав его жителей.
 

Согласно переписи населения в январе 1939 года в Севастополе проживало 111 тысяч 938 человек.

Опять же, без количественного учёта личного состава Черноморского флота.
К 1941 году Севастополь был уже не только Главной военно-морской базой Черноморского флота, но и развитым в экономическом и культурном отношении одним из центров юга страны.
 

Прекрасный белокаменный город на берегу Чёрного моря.

 

«…Множество тенистых садов, кольцеобразное расположение улиц, нисходящими каменными лестницами, ведущими под тёмные арки или на брошенные через улицу мосты… Я не говорю, конечно, о площадях и рынках... У каменной набережной теснилась плавучая, над раскалёнными палубами, заросль мачт… Город возник на обрывках скал и холмов, соединенных лестницами, мостами и винтообразными узенькими тропинками... Живописные трещины старых стен… Крылатое утро, зелёная вода, скалы. Ночью – магнетический пожар звёзд, лодки со смеющимися голосами…», — говорил Александр Грин.

И этот прекрасный город был вторично практически уничтожен и превращён в руины после 250-дневной его героической обороны в 1941-42 годах

Так выглядел (на фото ниже) Севастополь в 1944 году:


севастополь 1944 год

 

севастополь херсонес

 

памятник затопленным кораблям

 

севастополь

«…Когда война приходит в города, они темней становятся и тише. А он казался мне светлей и выше, значительней и строже, чем всегда. Он был почти что рядом, где-то тут, за сопкой, за спиною, за плечами. Бомбят его, и мы не спим ночами, так боя ждём, как только боя ждут. Шёл сотый день,

сто первый, сто второй. Над нами с рёвом оседали горы, но только почта покидала город, и только мёртвый мог покинуть строй. А он горел, и с четырёх сторон от бухты к бухте подползало пламя. А нам казалось – это было с нами, как будто мы горели, а не он. А он горел. И отступала мгла от Херсонеса и до равелина. И тень его пожаров над Берлином уже тогда пророчеством легла…», — отметил Григорий Поженян.

И практически та же страшная статистика, как и по итогам первой обороны: на момент освобождения города от немецко-фашистских захватчиков в мае 1944 года в Севастополе насчитывалось около… 3 тысяч жителей.

7 уцелевших зданий и только в 3% развалин можно было как-то существовать тем, кто оставался в городе после его освобождения.
 

Полностью была уничтожена вся городская инфраструктура: водопровод, канализация, электростанция, все промышленные предприятия… Улиц практически не было – между развалинами были проложены тропки, как в лесу. Только вместо леса вокруг был каменный хаос: деревьев в городе не было вообще, тут и там торчали остовы разбитой военной техники, а в бухтах из воды выступали ржавые обломки затопленных кораблей.

Город-призрак…
 
Складывалось впечатление, что он никогда не восстанет из руин или на его восстановление потребуется 50-60 лет. Приблизительно такое мнение выразили участники Ялтинской конференции стран участниц антигитлеровской коалиции в 1945 году, посетившие после завершения мероприятия Севастополь, мол, проще будет построить новый город на новом месте, а не восстанавливать то, что предстало перед их ошеломлёнными взорами.
 

Но иного мнения было у руководства СССР, и 1 ноября 1945года по прямому указанию И.Сталина было издано Постановление Совнаркома СССР № 2722 «О мероприятиях по восстановлению разрушенных немецкими захватчиками городов РСФСР: Смоленска, Вязьмы, Ростова-на-Дону, Новороссийска, Пскова, Севастополя, Воронежа, Новгорода, Великих Лук, Калинина, Брянска, Орла, Курска, Краснодара и Мурманска».

И ПРАКТИЧЕСКИ через 10 лет, к 1957 году, Севастополь был полностью восстановлен из руин.
И это снова был подвиг народа.
 
Но уже не на поле боя, а на трудовом фронте. В Севастополь изо всех уголков необъятной России приехало БОЛЕЕ 30 000 человек различных специальностей, прежде всего строительных.И, подняв город из пепла, многие из них остались в Севастополе жить и трудиться на возрождаемых предприятиях. Они навсегда связали с городом свою судьбу и судьбу свои будущих детей, внуков и правнуков.
 
И поэтому они строили город с огромной любовью, если можно так выразиться, для себя.

Именно они, выходцы из различных уголков огромного Советского Союза, стали тем самым семейным основанием и фундаментом, на котором сформировалось уже нынешнее, третье поколение собственно севастопольцев.

Здесь, на сравнительно небольшом клочке земли, относительно грандиозных масштабов театров военных действий во время Восточной и Великой Отечественной войн сконцентрировано проявила себя та самая загадка русской души, которой осознанно и массово жертвуют во имя общей победы над врагом…

Здесь в полной мере проявилось то само трудолюбие русского народа, который смог создать и обустроить самую большую страну в мире и на примере Севастополя, восстановленному вопреки ВСЕМ прогнозам иностранных специалистов, который ещё раз доказал и показал всему миру, что русских ни сломать, ни покорить ни уничтожить невозможно.

Севастополь – это не просто один из городов России.

Севастополь — это город, за который дважды дралась вся Россия и который вся России также дважды возрождала из небытия.

 

А в своей стране и в своём городе невозможно быть «понаехом».

 

Валерий Пытаев

 

 

Источник Информер

 
 
 
Материалы по теме:
comments powered by HyperComments