#МИР121

Определили порог не менее 5 миллионов долларов золотом, сторговались на 7,2 миллионах

 

Определили порог не менее 5 миллионов долларов золотом, сторговались на 7,2 миллионах

В одной популярной в России песне в исполнении вокально-инструментального ансамбля под названием «Любэ», звучат такие слова: «…Не валяй дурака, Америка. Не обидим, кому говорят. Отдавай-ка землицу Алясочку, Отдавай-ка родимую взад!..».

 

Позволим себе вернуться, так сказать, в «исторический «взад»» на пару-тройку столетий и поразмышлять над темами «валяния дурака» и «родимой Алясочки».

Три части, а именно: как Аляска (на время!) стала русской, какая России от неё была польза и почему Россия от неё отказалась.
 
Причём размышлять будем в экономических категориях и геополитических нюансах не дня сегодняшнего. А размышлять будем об экономике и политике исключительно в реалиях ушедших столетий. Всё уже произошло.
 
И без всяких сомнений – тогда! – и не могло произойти иначе. Чтобы там вокально-инструментальный ансамбль не предлагал нынче слушающей его аудитории.

В 1724 году Император Петр I дал распоряжение подготовить экспедицию с целью выяснить, а сошлась ли Америка с Азией? То есть узнать, есть ли «…дорога через Ледовитое море в Китай и Индию…».

Задач открытия новых земель и присвоения им статуса заморских колоний или вообще присоединения их к России в ранге новых территорий Пётр I не ставил. Цель экспедиции была исключительно географическая.

В январе 1725 года несколько десятков моряков, штурманы, учёные геодезисты, корабельные мастера под командованием датчанина на русской службе Витуса Беринга (на фото ниже) – всего 69 человек – отправились по суше из Петербурга на Камчатку, чтобы по прибытии построить на месте небольшой корабль (бот) и отправиться на поиски северного морского пути из Европы в Азию.

 

Определили порог не менее 5 миллионов долларов золотом, сторговались на 7,2 миллионах

 

В качестве справки:

Величайший путешественник, именем которого названо множество географических объектов, например: знаменитый пролив, который отделяет Азию от Америки; самое северное море, принадлежащее к бассейну Тихого океана; реки, рифы, остров и так далее…
 
Родился Беринг в 1681 году в Дании. Его отец был таможенным чиновником и одновременно церковным старостой. С молодости Беринг пристрастился к морю: в то время морские путешествия и плавания были очень популярны. Он был сначала юнгой, после – младшим офицером; на датских судах посетил Индию. В возрасте двадцати двух лет он поступил на русскую службу в царствование Петра Первого, привлекавшего в Россию много европейцев, особенно моряков.
 
Когда Пётр Первый задумал Камчатскую экспедицию из Адмиралтейства ему предложили в качестве её руководителя Витуса Беринга.

Сама Камчатка вошла в состав Российской Империи всего за несколько десятков лет до начала морской экспедиции под командованием Беринга, а именно 13 июля 1697 года. И была она освоена первопроходцами – казаками и промышленниками – которые пришли на полуостров не с моря, а с суши, с севера, то есть, с Чукотки.

8 февраля 1725 г. скончался Пётр Первый, так и не узнав, чем же увенчалась экспедиция Беринга. Тем, что через всю Сибирь в течение почти 2-х лет, преодолевая колоссальные трудности и колоссальные расстояния, по бездорожью, по рекам, теряя людей от болезней, экспедиция всё-таки добралась до посёлка Нижнекамчатского.

В июле 1728 года на боте «Святой Гавриил» (на фото ниже) экспедиция вышла в море, следуя на северо-восток вдоль берегов Камчатки и Чукотки.

 

Бот «Святой Гавриил»Бот «Святой Гавриил»

Погода весьма благоприятствовала плаванию, и в августе был открыт залив, названный заливом Святого Креста, затем остров Святого Лаврентия, и через пролив между Азией и Америкой, впоследствии названный Беринговым

проливом, экспедиция благополучно вышла в Северный Ледовитый океан, где в Чукотском море достигла параллели 67° 18`с.ш.

 

Маршрут 1-й Камчатской экспедиции Беринга

К берегам Камчатки приносило деревья, а местные чукчи рассказывали о своих сношениях с какими-то аборигенами, приходившими с некой большой земли, расположенной где-то за морем.

Миссию экспедиции сочли выполненной с формулировкой: «…нельзя Азии соединяться с Америкою…». Но и упомянутой аборигенами большой земли первая экспедиции Беринга не достигла.
 
В 1730 году, через пять лет, Витус Беринг вернулся в Петербург. На высочайшее имя Беринг представил докладную записку, в которой он убедительно утверждал о сравнительной близости Камчатки и американского побережья, и высказал своё мнение о необходимости и целесообразности всё-таки установить связь с территорией и жителями Америки.
 
Правда, формулировка целесообразности из уст Беринга, скорее всего, носила исключительно географические, а не экономические или политические мотивы.
 
Проект получил одобрение Императрицы Анны Иоанновны и с помощью Адмиралтейства подробно разработан и уточнён в деталях план следующей экспедиции. Основной задачей ставилось изучение части севера России от Печоры до Чукотки с составлением географического, геологического, ботанического, зоологического и этнографического описания территории, составления новых карт, изучения быта и нравов коренных народов, а также подтверждение наличие путей судоходства по Северному Ледовитому океану. Это было основным.
 
Возможные же морские походы к берегам Японии и Америки носили второстепенные цели. 28 декабря 1732 года Сенат утвердил Вторую Камчатскую экспедицию под командованием Витуса Беринга уже в звании капитан-командора. В ней приняли участие около 2000 человек, разделённых на семь отрядов, в которые вошли натуралисты, географы, историки. Успех экспедиции был беспрецедентным для того времени.

 

В качестве справки:

Вторая Камчатская экспедиция была предприятием, грандиозным даже на современный масштаб. Работы её охватили всю Сибирь, вплоть до Камчатки, Курильские острова, Японию, Америку. Результатом экспедиции явились: открытия северо-западной Америки, описание Камчатки С.П.
 
Крашенинниковым и Г. Стеллером, работы И.Г. Гмелина по изучению Сибири, чрезвычайно важные материалы по исторической географии Сибири, собранные Г.Ф. Миллером, и, наконец, совершенно исключительный в истории географических открытий подвиг – описание северных берегов Сибири.
 
К XVIII веку ни одно государство не организовывало подобной экспедиции: масштабной по задачам, обширной по территории охвата, представительной по составу ученых, затратной в материальном плане, и значимой для развития мировой науки.
 
Основные результаты экспедиции, определенные академиком Карлом Бэром как «памятник мужества русских», заключались в открытии морских путей и описании северо-западных берегов Америки, Алеутской гряды, Командорских, Курильских, Японских островов. Положенные на карту, русские открытия поставили точку в истории географических мифов, созданных многими поколениями западно-европейских картографов – о мифических землях Иезо, Кампании, Штатов, Хуана да Гама, о таинственной и сказочной Северной Тартарии.
 
По некоторым данным, картографическое наследство Второй Камчатской экспедиции составляет порядка 100 общих и региональных карт, составленных мореходами, геодезистами, студентами академического отряда. По результатам экспедиции в 1745 был издан «Атлас Российский», опубликованный под именем известного французского картографии и астронома Ж.Н. Делиля, работавшего над ним по заданию Петербургской Академии наук. Это был первый атлас, охватывавший всю территорию России и вошедший в золотой фонд мировой географии. Он состоял из общей карты России и девятнадцать карт более мелких частей страны, покрывающих совместно всю ее территорию. Современники были очень высокого мнения об этом атласе. В него вошли все данные двух экспедиций (на фото ниже) под руководством и командованием Витуса Беринга.

 

Данные двух экспедиций

Конкретно же побережья Аляски русские путешественники достигли 17 июля 1741 года. Аляска — это северо-западная часть материка Америки, включающая в себя сам полуостров Аляска, Алеутские острова, полосу тихоокеанского берега, часть континента, а также острова Александровского архипелага. Название «Аляска» – это искажение алеутского произношения слова «Алахшах» или «Алакшак», которое переводится на русский язык как «Большая земля».

Во всех смыслах блестящая экспедиция была омрачена смертью Витуса Беринга.

Беринг скончался 8 декабря 1741 года в возрасте 60 лет и был похоронен на острове (по красной стрелке), названном в его честь.

 

Беринг скончался 8 декабря 1741 года в возрасте 60 летБеринг скончался 8 декабря 1741 года в возрасте 60 лет

В 1743 году решением Сената работа Второй Камчатской экспедиции была приостановлена. За 18 лет исследований русские моряки и исследователи добились следующих результатов, а именно: нашли путь через Берингов пролив, описали северное побережье Сибири от Вайгача до Анадыря, а также Камчатку, Курильские острова и северную часть Японии, открыли северо-запад Америки, собрали важные материалы по истории Сибири.

Освоение же, если можно так назвать – с очень большой натяжкой! – территории Аляски русскими в принципе не получилось.

Всё, что привлекло на тот момент совсем крохотную горстку купцов и промышленников на Аляску, представлял собой промысел ценного меха пушного зверька калана.
 
Никто на Аляску из центральных губерний европейской части России не рвался от слова совсем, а сибирякам хватало своих огромных и толком не освоенных просторов.
 
Количество русских переселенцев в разные годы, например от 1778 по 1850 годы составляло не более 500 человек.

Ещё тысяч 7-9 из числа креолов (смешанные браки с русскими), алеутов, эскимосов из племён аглегмютов, агульмютов, кускоквимцев, малемютов или чугачей, а так же индейцы из племён квихпахцев, колошей, кенайцев, колчаней, медновцев, угаленцев и так далее считали себя «людьми России».

Гораздо больше было тех, кто отказывался считать, что живёт в Российской Империи.

Вот как писал очевидец: «…Диких считалось в 40-х годах 18 века до 36 000 душ…. Народ деятельный, мстительный, равнодушный к телесным страданиям и даже к смерти, и безумно оспаривающий свою дикую независимость… Население в обитаемых ими местностях наших колоний простирается свыше 40 000 человек, большею частью хорошо вооруженных».
 

И это оружие постоянно направлялось на русских переселенцев.

История Русской Аляски – это не история торговли, развития инфраструктуры, промышленности в виде добычи полезных ископаемых и сельского хозяйства, а история бесконечных вооружённых конфликтов с туземцами. В результате которых пришлые, то есть русские, были фактически загнаны за стены хорошо укреплённых поселений, когда любой праздный выход из-под их защиты грозил смертью.
 

Никакого освоения Аляски посредством притока большого количества переселенцев из России для оседлой жизни не было. А был абсолютно дикий и дотационный для Империи регион.

Так за период с середины XVIII века и до начала столетия XIX на Аляске было создано не более 60 русских поселений.

Например, в 1820 году 87% всех русских – а это было всего 595 человек – жили в номинальной столице Русской Аляске в укреплённом поселении Ново-Архангельске и на острове Кадьяке – это один из Алеутских островов.

80% из них были заняты в обороне и управлении. А именно: 7 обер-офицеров, 179 солдат сибирских линейных батальонов, около 100 управляющих, бухгалтеров, конторщиков, писарей и 27 лиц духовного звания… В совокупности это было крохотное пятнышко оседлой жизни, заселенное русскими, но среди бескрайних просторов и в окружении десятков тысяч индейцев, не имеющих никакого желания никому «принадлежать». В том числе и России.

Но русские и не продемонстрировали на Аляске всему миру методы, аналогичные тем, которыми осваивали англосаксы так называемый «дикий запад» Северной Америке тотальным истреблением местного индейского населения.

Потому что русские пытались приспособиться к условиям Аляски, а не завоевать её силой.

Русские купцы имели определённые интересы в новом регионе. Их, прежде всего, привлекал мех: каланов, бобров, песцов, лисиц и других пушных зверей. Русские купцы осуществляли на Аляску коммерческие морские экспедиции, которые были очень опасными и очень затратными.

Купцы создавали на момент организации очередной экспедиции вскладчину одноразовую компанию, а после получения товара делили его между собой и расходились каждый при своём ранее оговоренном интересе. А компания прекращала своё существование.

Мысль об объединении коммерческих усилий на более длительный срок в рамках не одноразовой, а постоянно действующей компании не оставляла русских купцов и нашла своё воплощение в 1791 году, когда два купца – Шелихов и Голиков – основали Северо-Восточную компанию.

Они обратились на имя Императрицы Екатерины II с просьбой обеспечить тотальные привилегии русским купцам и совершенно запретить иностранцам действовать на территории, так называемой, Русской Америки.
В 1796 году ещё один купец Дудников вместе с несколькими компаньонами основывает Иркутскую Коммерческую компанию.
 
Две эти компании или выражаясь современным языком фирмы, объединяются в 1798 году и образуют Соединённую Американскую компанию.
В неё вошли 20 купцов, которые разделили между собой 724 акции по стоимости 1000 рублей каждая.

В 1799 году уже новый Император на российском престоле Павел I подписал указ о создании Российско-американской компании, по которому она получала монопольное право торговли на Тихоокеанском севере.

Совет директоров составляли те, у кого было больше 25 акций. Первым директором компании стал купец Булдаков.

В принципе это был беспрецедентный случай в истории не только России, но и всего мира. В то время, когда другие страны ЗАХВАТЫВАЛИ колонии силой оружия и тотально подчиняли территории и населявших их туземцев власти метрополии, Российская Империя фактически передала управление огромным регионом для ПРИСПОСОБЛЕНИЯ его под интересы русских купцов по их усмотрению на месте.

То есть фактически акционерная компания, смысл деятельности которой в достижении прибыли, ЗАКРЫВАЕТ(!) Аляску для любых других добытчиков, выполняя одновременно функции государства. Теоретически, якобы, при поддержке государственной казны, но фактически – без оной поддержки. Акционерной компании «…даруются привилегии владеть и пользоваться всем, что есть на Аляске, как на её поверхности, так и в недрах; даруется право заниматься любыми промыслами и заведениями; даруется право занимать новые земли в российское владение; даруется право заводить заселения и укрепления; даруется право производить мореплавание и торговлю со всеми около лежащими Державами. Всем остальным это запрещается…».

Хотя беспрецедентность, на самом деле, определялась практической невозможностью на государственном уровне делать из Аляски классическую колонию: не было ни ресурсов, ни военной силы. Слишком далеко была Аляска.

Отношения с местным населением не складывались. Купцы старались выжать из них всё в своих интересах по максимуму, и получали в ответ вооружённое сопротивление.

Попытка же, во всех смыслах странная, мягко говоря, а именно – привести местное население к присяге Павлу I – привела к вооружённому бунту. Поддержки от государства купцам практически не было никакой. Как говорится – «…крутитесь, как хотите…».

И купцы «крутились».

В 1802 году вспыхнуло восстание племени тлинклитов. В итоге была потеряна укреплённая фактория Михайловская на одном из островов. Спаслось не более 30 русских промышленников.

В 1805 году индейские племена захватили укреплённое поселение Якутат на побережье и убили большую часть русских колонистов и промышленников.
И так далее, и тому подобное…
 
С точки зрения перспектив разностороннего развития региона на пользу и в интересах России, усилиями одних лишь купцов – перспектива была нулевая.
 
С точки зрения вкладывания государственных военных, финансовых, людских и инфраструктурных ресурсов из европейской части Российской Империи в Аляску МИМО и в УЩЕРБ Сибири – было бы утопией.

Всё вместе представляло собой тупик.

Но, несмотря на это, 4 сентября 1821г. вышел указ Императора Александра I, которым Аляска была признана российской землей (на фото ниже) со следующей формулировкой. «Производство торговли китовой и рыбной ловли и всякой промышленности на островах, портах и заливах и вообще по всему Северо-Западному берегу Америки, начиная от Берингова пролива до 51˚ Северной широты, также по островам Алеутским предоставляется в пользование единственно Российским подданным».

 

Внешне – очень даже амбициозное владениеВнешне – очень даже амбициозное владение!

Но вот как писал в 1834 году очевидец жизни на русской Аляске: «…Единственный промысел, которым … еще можно заниматься … есть торговля пушным товаром. Все другие предприятия, как например, исследование и обработка разных руд … не могут принести пользы, ибо доставка всех нужных материалов … и самих рабочих будет стоить огромных издержек и встретит много непреодолимых преград, в особенности вывоза руды…
 
Нет надежды, что подобные предприятия когда-либо могли принести малейшую выгоду … Лесная, горная и рыбная торговли значительными быть не могут… Всегдашнее оскудение в наиважнейших предметах. Издержки на доставку провизии и изделий из России и отчасти США огромны, десятки погибших судов, особенно в первую четверть XIX века…».
 
Это амбициозное владение для Государства Российского под названием Аляска, становилось тем самым чемоданом без ручки, который и тащить далее нет возможности, но решимости бросить мешают амбиции перед взорами международного сообщества.

Но и мировое сообщество прекрасно понимало, что кроме амбиций у России нет реальной силы в долгосрочной перспективе удержать 1 518 800 квадратных километров за собой.

И это воочию подтвердили боевые действия на Дальнем Востоке периода Крымской (Восточной) войны 1853-1856 гг.

А дальнейшее содержание и защита уже Аляски – территории отдалённой и уязвимой, особенно с геополитической точки зрения, будет перевешивать потенциальную прибыль. Их просто со временем отберут силой: и территорию, и прибыль. Например, те же британцы.

Такова была на тот момент ситуация и таковым был РЕАЛЬНЫЙ расклад сил. И любые возгласы из дня сегодняшнего, типа «Ах, почему продали?! Ох, зачем отдали!?» – не более чем пустое сотрясение воздуха. Тем более что не отдали даром, а именно – продали. Причём на тот момент дружественным для России США.

И на принятие такого решение были более чем веские причины.

Во-первых: перед возможным объединённым интересом тех же западных держав, вдруг решившим бы забрать у России силой Аляску – России противопоставить в том регионе было нечего. От слова совсем.
 
Во-вторых: у России достаточно дел, как в центре, так и в Сибири, по словам великого русского учёного М.В.Ломоносова: «Российское могущество прирастать будет Сибирью и Северным океаном».
 
В-третьих: для заселения Аляски русскими – не было человеческих ресурсов.
 
В-четвёртых: Аляска тогда не приносила никакой пользы отечественной промышленности, а деятельность купцов на этой территории в рамках Российско-американской компании будет только продолжать провоцировать по нарастающей вооружённые стычки с туземцами.
 
И масса иных аргументов ставили вопрос ребром – от Аляски надо избавляться.

Сегодняшние же аргументы против, мол, выгода от Аляски принадлежала бы будущим поколениям, то есть нам – для того РЕАЛЬНОГО момента и РЕАЛЬНОГО положения дел являются некорректным брюзжанием. Эдаким, мудрованием на «послезнании» – мол, и золото там нашли потом, и ракеты бы наши ближе стояли к Вашингтону. Но это сработало бы в том случае – с золотом и ракетами – если бы в середине 19 века у ТОЙ России была сегодняшняя российская армия со всем её современным вооружением. А у американцев «в ответку» – пушки, стреляющие ядрами.

Но «абы или кабы» – это не аргумент. Не удержали бы наши предки тогда для нас Аляску – забрали бы её у России силой. А так – хоть продали.

Мало взяли денег? А сколько попросили – столько и взяли. А могли и вообще ничего не дать…

16 декабря 1866 года в Санкт-Петербурге на специальном совещании, на котором присутствовали: Император Александр II, Великий Князь Константин Николаевич, министры финансов и морского министерства, а также российский посланник в Вашингтоне барон Эдуард Андреевич Стекль было принято решение о продаже Аляски США. По предложению министерства финансов был определён порог суммы – не менее 5 миллионов долларов золотом. Сторговались (чек на фото ниже) на 7,2 миллионах долларов (по красной стрелке).

Сторговались на 7,2 миллионах долларов

Договор купли-продажи подписали в Вашингтоне госсекретарь Уильям Сьюард и российский посланник барон Эдуард Стекль 18 марта 1867 года.

Последние русские (309 человек) покинули Ново-Архангельск 30 ноября 1868 года.

Кстати, свои земли, а именно Французскую Луизиану в 1803 году США продала наполеоновская Франция. Но это уже совсем другая история…

 

Андрей Романов

 

Источник Информер

 
 
 
Материалы по теме: