#МИР59

Крым – Севастополь – Черноморский флот в августовском путче 1991 года

 
Крым – Севастополь – Черноморский флот в августовском путче 1991 года
 
Эти, на первый взгляд, относительно мимолетные, но чрезвычайно драматические события для истории огромного государства под названием Советский Союз, Севастополь воспринял достаточно напряженно, но широкая севастопольская общественность о них так и не узнала.
 
 
Действительно, события августа 1991 года так пока и не нашли своего достойного отражения в истории Севастополя, хотя наш город имел к ним самое прямое отношение. Правда, отдельные материалы этой темы промелькнули на страницах ряда газет, но вскоре о них забыли, так как начали стремительно разворачиваться более важные для нашего государства события.
 
события августа 1991 года
 

С каждым годом участников тех событий становится все меньше, человеческая память со временем слабеет, могут появиться новые версии, новые «герои» и новая история августовского путча.

В свое время я был свидетелем отдельных его эпизодов и очевидец этих событий, постараюсь рассказать, как все было на самом деле.

История создания дачи «Заря»

19 августа 1991 года название одной из правительственных дач, расположенной в урочище Комперия на самом юге города Севастополя в 20 км от Балаклавы и в 45-ти – от Ялты, получило мировую известность.

В одночасье «Заря» – правительственная дача М.Горбачева – превратилась в зловещий символ крушения СССР и его президента.

Напомню, что «Комперия» – это орхидея, давным-давно занесенная в Красную книгу и произрастающая сегодня только в урочище «Комперия», на юге Севастополя.

Месту присвоено имя цветка. Не обошлось и без императрицы Екатерины II, которая впервые подала мысль о разведении виноградников в этом благодатном крае, названном ею «жемчужиной в Российской короне».

В 1823 году была создана крымская компания виноделия и коммерции, советник Вильгельм Рувье поставлял для изготовления вин виноград, выращенный из лучших французских сортов, доставленных в эти места – в бухты Ласпинскую, Николаевскую, Сарыч – из самой Франции, Малаги и Теденоса.

У Вильгельма Рувье было множество дочерей и сыновей, а у дочерей – мужья. Между ними и поделил старый Рувье, предчувствовавший кончину, свои обширные владения не только в Крыму, но и в Каховке.

Поместье на мысе Сарыч досталось генерал-лейтенанту Карлу Потье, у которого во Франции жили талантливые, но безработные братья Комперы – Карл и Осип. Вот откуда взялась фамилия, давшая название цветку.

От уникального урочища Комперия – оно раскинулось на сорока шести гектарах – под дачу Михаила Горбачева отвели только шесть. Они принадлежат Форосскому поселковому совету, а вот служебные помещения заняли остальные сорок гектаров Орлиновского сельсовета Балаклавского района города Севастополя.

Здесь, в «Комперии», и началось строительство объекта «Заря». Это «оригинальное» название кому-то в Москве очень понравилось. И неважно, что в Большой Ялте было, по меньшей мере, три «Зари». Их быстро переименовали, осталась только одна, горбачевская, «Заря».

 

горбачевская «Заря»

 

Проект авторов И.Х. Рабаева и Э.А. Тамая был рассмотрен в Москве, но не был принят. Новшество, которое они ввели, – бассейн при доме! – не понравилось кому-то, и этого было достаточно, чтобы Южный берег атаковала новая группа проектировщиков во главе с главным архитектором Министерства обороны Ю.Г. Кривущенко.

На этот раз учли пожелания, проект вышел почти таким, каким мы видим его сегодня в камне, бетоне, асфальте и дереве.

В дачный комплекс входят: главный дом, соединенный переходом с пищеблоком; дом для гостей; вертолетная площадка; летний кинотеатр; бассейн; крытый эскалатор для спуска к пляжу; асфальтированные спецдороги и спецтропинки. Ограждение двухрядное, сигнализация двойная, разработанная научно-исследовательским институтом, телевышка с ретранслятором, связь спутниковая и космическая, спецнасосная с очистными сооружениями и водовод.

В районе дачного поселка Кастрополь в ялтинский водовод был врезана двенадцатикилометровая труба. Был предусмотрен и запасной вариант – речка Черная, чтобы по трубам текла чистая севастопольская вода, не замутненная отравленным Днепром.

Точное число дач, построенных на юге для партийных лидеров, мог назвать лишь ограниченный круг лиц. Эти сведения не просочились в печать даже с выходом в свет Указа Президента РФ № 1687 от 29 декабря 1992 года «Об упразднении системы государственных дач в Российской Федерации».

Таких дач в начале 90-х годов на Кавказе было 13. В Крыму, не считая принад-лежавших прежде ЦК КПСС и 4-му Главному управлению Минздрава СССР, – 11. Две дачи были в Ливадии, одна – в Массандре (бывший дворец Александра III), три – в Мисхоре и Кореизе (в Кореизе – бывший дворец князя Юсупова), четыре – в Мухалатке и одна в Форосе.

 

государственные дачи

 

Связывать строительство дачи в Форосе с именем Горбачева было бы неправомерно. Решение принималось еще при Брежневе. Об этом тактично напомнил новому генеральному секретарю ЦК КПСС кто-то из его приближенных. Окружение знало, что достаточно населенная и шумная Ливадия, где Горбачев обычно проводил дни отдыха, ему, что называется, приелась. И поскольку других обособленных мест в Крыму уже не осталось, глава государства и партии дал наконец-то «добро» на очередной народнохозяйственный объект в Форосе.

«Народнохозяйственный» – не оговорка. Стоило появиться решению о строительстве объекта «Заря», или по другим документам «Тессели», как вскоре была освещена трасса Ялта – Севастополь, проведено ее противооползневое укрепление, отремонтированы окрестные дороги. Заметно улучшилось энергоснабжение района.

А со строительством нового водопровода сами собой отпали проблемы с водой не только у жителей района, но и на значительной территории Южного берега Крыма. Отныне здесь можно было без помех смотреть телевизор и слушать радио. Бесперебойность передач из Москвы и Киева гарантировал новый ретранслятор...

Начатые в конце 1984-го работы по возведению дачи были ударно завершены в 1990-м. По ценам того времени дача обошлась в 15 млн 255 тыс. руб., тогда как прилегающая территория потянула почти на 100 млн руб.И хотя строило объект «Заря» Министерство обороны, участие в работе принимала, как водится, вся страна. Из Богус-лавского, Янцевского и Капустянского месторождений доставлялся гранит. Из Коелгинского и Газганского – мрамор. Цветные витражы, рельефы, декоративные решетки, ограждение и гобелены, вписавшиеся в облик форосской дачи, – плод напряженного творческого труда специалистов художественных фондов Украины, России и Латвии.

Объект «Заря» занимал общую площадь в 57 га, из них 3 га принадлежали Ялтинскому городскому совету, а 54 га – Севастопольскому городскому совету. Точнее – президентская дача «Заря» находится на территории Балаклавского района города Севастополя. Главное здание – двухэтажный дом –это шесть спален от 28 до 36 кв.м, рабочий кабинет – 18 кв.м, две столовые – 66 и 50 кв.м, гостиная с камином – 50 кв.м, зал ЛФК с массажной и два довольно просторных холла – 106 и 122 кв.м.

В цокольном этаже главного дома были расположены еще две спальни – 29 и 30 кв.м, кинозал– 55 кв.м, а также зимний сад – 173 кв.м. Дом оборудован пассажирским лифтом. К пляжной зоне из главного здания идет придающий своеобразие всей его архитектуре двухсекционный эскалатор.

Кроме того, в прибрежной зоне устроен грот с эллингом. К зданию примыкает большой парк – 150 видов деревьев и кустарников. На территории оборудован плавательный бассейн 25 х 11 м, куда по водозабору с глубины 14 м закачивалась морская вода с последующей доочисткой.

 

дача Горбачева

 

Спальные комнаты трехэтажного административно-служебного корпуса рассчитаны на 90 человек. Здесь также расположены кабинеты, спортзал, узел связи, кинозал и пищеблок с обеденным залом на сто человек. Гостевой комплекс оборудован котельной и дизельной электростанцией.

Для гостей в ста метрах от главного здания, на горном склоне, был построен двухэтажный дом: два номера «люкс», десять спальных комнат, помещение дежурного и узел связи. Гостевому дому президент уделял особое внимание. В нем размещалась ядерная вахта. В августе 1991 года здесь, как всегда, дежурили девять офицеров Генштаба – три офицера связи специального оперативно-технического управления и шесть офицеров 9-го управления, обеспечивавшего президенту СССР возможность управления стратегическими ядерными силами в чрезвычайной ситуации.

В абонентский набор ядерного караула входили: специальная связь, ВЧ, прямая связь с президентом и дежурной сменной охраны, а также внутренняя связь.

Доступ в помещение дежурных был ограничен, обедать они ходили по очереди. Свободные от дежурства жили в военном санатории в Алупке. Гостевой дом особо охранялся сотрудниками КГБ. Поэтому, когда сюда 18 августа вошел начальник эксплуатационно-технического управления КГБ генерал-майор Вячеслав Генералов и приказал отключить все виды связи, старший группы армейских офицеров в звании полковника незамедлительно выполнил приказ.

19 августа ядерный караул был отправлен в Москву вместе с абонентским комплектом, приведенным в нерабочее состояние. Найти подтверждение какого-либо беспокойства президента СССР по поводу исчезновения «ядерного чемоданчика» ни в документах, ни в публикациях не удалось.

Слово «дача» в душах соотечественников вызывает неповторимый и устойчивый спектр самых противоречивых чувств. Кому-кому, а нам-то хорошо известно, что на «борьбе с дачами» можно стать лидером государства. Образ дачи способен даже породить ощущение эпицентра всеобщей борьбы за мир во всем мире. Вспомним телесюжеты об отдыхе Л.И.Брежнева в Массандре, где он любил проводить многочисленные совещания секретарей коммунистических и рабочих партий. Семь лет, которые провел Н.С.Хрущев на даче в Петрово-Дальнем, стали годами его вынужденного домашнего ареста.

Здесь, на даче, и произошло отречение от власти первого и последнего президента СССР Михаила Горбачева в августе 1991 года.

Ровно за год до известных событий –семейство Горбачевых только обживало новую крымскую дачу – в одной из спален главного дома сорвался с кронштейнов карниз, когда мимо проходила дочь Михаила Сергеевича. К счастью, все обошлось. А вот начальник объекта пострадал серьезно. «Дело о карнизе» обернулось отстранением полковника Орлова от занимаемой должности. Горбачев счел его дальнейшую службу на даче нецелесообразной. И все же офицеру повезло. Кто знает, как сложилась бы судьба полковника Орлова, останься он в Форосе, где произошли исторические события.

18 августа 1991 года в 16.32 по московскому времени на пульте ответственного дежурного 9-го отдела КГБ в Крыму Василия Кравца (9-й отдел обслуживал высших руководителей страны и их гостей) вспыхнул красный сигнал радиостанции «Альтернатива» – авария на линии связи с дачей президента СССР!

Кравец незамедлительно вышел на дежурного 21-го отдела (21-й отдел обеспечивал правительственную связь): «Что случилось?».

«Связь повредил горный оползень, начались восстановительные работы», – последовал ответ.

А у ворот дачи президента в эти минуты уже притормаживали пять автомобилей «Волга» с прилетевшими из Москвы секретарем ЦК КПСС Олегом Шениным, заместителем министра обороны, главкомом Сухопутных войск Валентином Варинниковым, руководителем аппарата президента Валерием Болдиным, которых сопровождали генералы и офицеры КГБ. Перед этим московские визитеры долго заседали в только что построенном на военном аэродроме «Бельбек» гостевом домике.

Президента даже не ограничили в свободе передвижения по территории дачи. Однако он также не пошел на обострение отношений с визитерами – не призвал охрану разобраться с незваными гостями, хотя все возможности для этого были.

Гостевой комплекс
 

На территории дачи, разделенной тремя рубежами обороны, покой президента берегли около пятисот хорошо вооруженных и отлично обученных людей.Специальное подразделение въездной охраны несло круглосуточную вахту на шести постах. По внутреннему периметру дачи располагалось пять постов 9-го отдела КГБ. А за двойной оградой охрану дополняли пограничные наряды. На траверзе Фороса постоянно находилось четыре военных корабля. Безопасность акватории с воздуха обеспечивали вертолет МИ-8 и самолет АН-24. А десять водолазов осуществляли невидимую с поверхности моря «донную оборону» дачи в Форосе...

По словам одного из «гостей», посетивших дачу 21 августа, председателя Верховного Совета СССР Анатолия Лукьянова, «соотношение лиц, приехавших из Москвы, с численностью форосской охраны было, по крайней мере, один к ста». «Если бы президентской охране был дан сигнал, вся делегация была бы немедленно арестована», – мнение супруги Михаила Сергеевича Раисы Максимовны.

Глава государства был готов к подобному повороту событий – план смещения Горбачева и главные его исполнители были известны президенту за два месяца до форосских событий.

Можно предположить, что моральной разобщенности обитателей главного дома способствовала и сама планировка форосской дачи.

Объект «Заря» был построен таким образом, что главный дом, в котором размещались президент и его семейство, легко отделялся от остальных зданий и сооружений служебного характера.

О подготовке смещения президента СССР знали давно. Еще 20 июня 1991 года после очередного раунда переговоров с госскретарем США в американской резиденции в Берлине министру иностранных дел СССР Александру Бессмертных позвонил Бейкер и сказал, что очень хотел бы встретиться вновь.

В ходе конфиденциальной встречи на нейтральной территории он проинформировал своего советского коллегу: «Я только что, в промежутке между нашей беседой, получил из Вашингтона информацию. Я так понимаю, что она может быть построена на разведывательных источниках. Речь идет о попытке смещения Горбачева... По нашим данным, в смещении будут участвовать Павлов, Язов, Крючков».

Бейкер спросил, есть ли прямая, совершенно защищенная связь с президентом. Бессмертных ответил, что в посольстве связь ВЧ, но она находится под контролем КГБ. Тогда Бейкер предложил передать имеющуюся информацию, воспользовавшись американским посольством в Москве.

22 июня, после возвращения из Берлина, министр иностранных дел СССР встретился с президентом: «Я поинтересовался информацией, которую сообщил ему Метлок (посол США в СССР)... Михаил Сергеевич кратко сообщил, что ему информация известна».

Как о самом заговоре, так и его участниках, президент СССР знал давно. Но….

Люди, круглосуточно охранявшие Горбачева в Форосе, получали зарплату в КГБ, но подчинялись президенту СССР. И если в первые дни августовских событий личная охрана осталась как бы не у дел, выполняя распоряжение прибывшего из Москвы непосредственного начальства, то это вовсе не значит, что президент оказался в роли поднадзорного.

 

возвращение горбачева в Москву

 

М.С.Горбачев ограничил свое добровольное заточение в Форосе четырьмя днями, которые потрясли мир и предопределили его политическую карьеру.

21 августа, когда уже окончательно стало ясно, что ГКЧП потерпел фиаско, президент СССР начал собираться в Москву. Руководил его эвакуацией А.В.Руцкой. Дежурный 9-го отдела КГБ Александр Бондаренко сделал последнюю запись в своем журнале: «00.01. Взлет».

Форос, Севастополь и Бельбек попали в список пунктов «контреволюционных» событий в России конца XX столетия, положив тем самым в историческую копилку важнейших государственных антиконституционных актов очередную порцию фактов для будущих исследователей.

Продолжение следует...

 

Источник Информер

 
 
 
Материалы по теме:
comments powered by HyperComments