#МИР44

Как умирает КПРФ: или почему ведущая партия РФ обречена на уничтожение?

 
Как умирает КПРФ: или почему ведущая партия РФ обречена на уничтожение?
 
24 апреля прошёл очередной съезд КПРФ. Обычно это унылое мероприятие, которое не интересно даже тем, кто в нем участвуют. Съезд открывается речью бессменного главы КПРФ Геннадия Зюганова, в которой он восхваляет себя и своих сторонников, критикует существующий политический режим и призывает отдать свои голоса на предстоящих выборах за блок рабочих, крестьян и примкнувшую к ним интеллигенцию.
 
Однако на сей раз, усилиями политтехнологов, которые стали откровенно скучать на фоне царящего в РФ политического затишья, к съезду КПРФ было приковано излишне повышенное внимание.
И связано это было с деятельностью группы Валентина Рашкина, депутата Госдумы, которая давно уже является главным бузотером в родной партии.

Перед съездом КПРФ в СМИ появились многочисленные статьи, в которых рассказывалось о том, что Рашкин чуть ли не пытается захватить власть в партии, свергнув престарелого Зюганова. В подобных намерениях Рашкина подозревают уже давно, но все его попытки, мнимые или реальные, захватить власть в партии, неизменно оканчивались полным провалом.То же самое произошло и на сей раз. По итогам голосования из числа президиума ЦК КПРФ были исключены первый секретарь московского горкома КПРФ Валерий Рашкин, экс-глава Санкт-Петербургского горкома Ольга Ходунова, экс-губернатор Иркутской области Сергей Левченко и бывший депутат Госдумы Сергей Решульский.
Все они относятся к группе Рашкина, которая призывала занять более радикальную позицию в отношении правящей власти, а некоторые из них, включая и самого Рашкина, даже поговаривали о возможной коалиции со сторонниками Алексея Навального.
 
Валерий Рашкин
Валерий Рашкин
 
 Почему же Рашкин постоянно проигрывает борьбу за власть?
 
Для ответа на этот вопрос необходимо понимать, что КПРФ не имеет ничего общего с коммунистическим движением. По сути, эта партия, верхушка которой уже давно встроилась в уже существующий политический режим, и будучи его составной частью не желает его менять.
 
Ибо, всякие изменения приведут к обрушению режима, а, следовательно, и к исчезновению самой КПРФ. Дабы понять эту простую вещь достаточно вспомнить печальную судьбу еще одного политического симулякра — Коммунистической партии Украины (КПУ). Сразу же после свержения Виктора Януковича КПУ просто исчезла из политической жизни страны.

Все это очень хорошо понимает основная часть руководства партии, которая с непониманием и раздражением относится к попыткам Рашкина радикализировать партию.Другой вопрос, что Рашкин осознает, что даже при сохранении существующего политического режима КПРФ просто обречена на политическое исчезновение. Так же, как на Украине, «Партия регионов» сожрала КПУ задолго до событий 2014 года, на пятки КПРФ наступают многочисленные «новые люди», прилепины и царьграды.
 
И понимание этого прискорбного факта и заставляет Рашкина пытаться проводить более радикальную политику. Увы, но главным тормозом этих намерений является престарелый Зюганов, который в силу своего возраста просто не хочет ничего менять.

Конечно же, вождь КПРФ прекрасно понимает, что партия стремительно теряет своих избирателей, которые бегут от нее или к Прилепину, или к Навальному, а большинство просто перестает ходить на выборы и голосовать за уже порядком надоевший список коммунистов.Но в силу своего малодушия, политической трусости и возраста, менять Зюганову ничего не хочется. Как и всякий классический аппаратчик, вождь КПРФ ждет соответствующего сигнала из Кремля, не понимая того, что обитатели кирпичного домика заняты межвидовой борьбой, мало интересуются проблемами умирающей КПРФ.
 
Собственно говоря, еще ранее, в период политического затишья, в АП вообще восторжествовало мнение, что КПРФ — уже отыгранный проект, его следовало бы спустить в унитаз за ненадобностью. Но Сергей Миронов, которому и было предоставлено право стать могильщиком КПРФ, не смог справиться с этой миссией.

А Рашкин, который и должен был стать главой новой левой партии, волей-неволей превратился в главного бузотера, который силой инерции просто выдавливается на обочину с каждым очередным съездом своей же партии, в связи с тем, что в АП просто утратили интерес к своему проекту.И обвинять в этом кого-либо просто бессмысленно. Политические партии являются зримым отражением определенных слоев и групп общества, которые через них и выражают свои социальные и экономические интересы.
 
В современной России просто нет таких групп, поэтому любая политическая партия — это лишь пиар-проект, который существует либо за счет вливания в него денег, либо за счет того, что он является частью вертикали власти.
 
Вспомним партию Виктора Черномырдина, которая исчезла без следа как только он потерял свою власть. Или же многомиллионную армию сторонников «Партии регионов», которые исчезли вместе со своей партии в течение всего лишь нескольких дней. Не надо быть пророком, чтобы понять, что такая же судьба ждет и нынешние политические партии в России.
 
И в этой парадигме КПРФ просто первой идет к своему бесславному, но предопределенному финалу. Политологи еще могут подогревать интерес к конфликту между Рашкиным и Зюгановым, но сказать по правде, а кому это интересно, не считая самих фигурантов процесса и политологов?
 
Пожалуй, это все, что можно сказать о бесславной судьбе политического трупа под названием КПРФ. Можно, конечно же, исписать страницы на тему того, сколько получит КПРФ на выборах в Госдуму, но, повторим это еще раз, все это неинтересно никому, кроме тех, кому достанется или не достанется место в российском парламенте.
 
Если же спуститься с московского олимпа в унылое политическое болото Севастополя, то и здесь мы узреем только запах нафталина и тлена. Кулуарная борьба между Василием Пархоменко и Романом Кияшко — это всего лишь карикатурное отражение борьбы между Зюгановым и Рашкиным.
 
Кто бы ни победил в этой борьбе, реальная судьба КПРФ в Севастополе — это неотвратимый, хотя и долгий путь в политическое небытие. За постсоветский период городские коммунисты прошли нелегкий путь в городской политики: от феноменальных взлетов до столь же грандиозных падений.
Можно вспомнить 1998 год, когда коммунисты захватили горсовет и стали почти что правящей силой в городе. А можно вспомнить и 2014 год, когда партия не смогла пробиться в Законодательное собрание.
К какому из этих двух противоположных примеров ближе севастопольские коммунисты в настоящее время? Ответ на этот вопрос очевиден для любого думающего человека. Но изменить что-либо коммунисты уже не в силах, поэтому единственное, на что они способны, это организовывать публичные акции, на которые с каждым разом приходят все меньше и меньше людей.
 
Источник Информер 
 
 
 
Материалы по теме:
comments powered by HyperComments