#МИР

Инвестиции и политика: что первично?

 
Инвестиции и политика: что первично?
 
События 23-24 июня активно комментируются в западной прессе и в российских телеграм-каналах. Между тем, интересно было бы осветить вопрос, как все это скажется на инвестициях в российскую экономику.
 
Около 92% общемировых трансграничных инвестиций в денежном выражении обеспечивают страны Запада. Еще 8% приходятся на промышленно развитые и развивающиеся страны Азии, львиная доля (5,4%) которых приходится на Китай и Гонконг. 
 
Крупнейшие западные компании очень активно инвестировали в нефтегазовый комплекс России, менее охотно в ретейл. После введения санкций, западные компании вынуждены были свернуть свою деятельность в России из-за политического давления со стороны правительств своих стран.
 
И если это политическое давление вдруг исчезнет, все эти западные компании мгновенно окажутся на российском рынке, при этом абсолютно не интересуясь «контрагентами, конечной контрактной ценой нефти, структурой расходов» и всем прочим, что так заботит болтунов от экономики.
 
Проблема инвестирования в российскую экономику возникла не вчера. Определяется она тем, что промышленно развитые страны Запада не хотели и не хотят инвестировать в Россию. Так это было до 1917 года, так это было до 1991 года, так это есть и сейчас. Дело даже не в экономических причинах, а они тоже имеют место быть, а в том, что политика определяет действия Запада, а вовсе не экономика.
 
Но необходимо понимать и то, что частный западный инвестор не будет инвестировать в страну, которой уже полтора года ведет СВО без всяких зримых результатов, а плюс ко всему, какие-то вооружённые люди совершают 1000 км броски к столице, при этом урегулированием конфликтной ситуации занимается президент соседнего государства.
 
И дело здесь не в политике, а в элементарном желании инвестора не потерять свои деньги, ибо где гарантия, что такое государство сохранится или к власти не придут некие люди, которые просто отменят частную собственность, или что, скорее всего, просто заберут ее себе.
 
Например, Китай инвестировал в Россию 3 млрд долларов прямых инвестиций.
 
Огромная цифра для обывателя, но сумма этих инвестиций в 55 раз меньше, чем в маленький Кипр. И это неудивительно, ведь Кипр — это ворота в Европу, а Россия? Кроме того, китайские инвесторы также хотят стабильности и прогнозируемости, а есть ли все это в России?
 
Много говорят о великой стройке газопровода «Сила Сибири-2», но Китай уже десятилетие не проявляет никакой заинтересованности в этом проекте. Вежливые улыбки, кивки головой и обещания подумать — это все, что мы получаем годами от китайских инвесторов.
 
Проблема здесь стара. Население России слишком бедное, чтобы покупать китайские товары. Когда радостно рассказывают и том, россияне купили за целый квартал аж 17 тысяч китайских машин, то ничего кроме горького смеха все это не вызывает. Это даже не уровень Индии, не говоря уже о промышленных странах Запада.
 
Есть еще и внутренние инвесторы, но и с ними возникают те же проблемы. Например, падение продаж первичного рынка недвижимости в Москве за последние полтора года как-то странно коррелируется с массовой скупкой недвижимости в ОАЭ, Турции и в других странах весьма далеких от постоянного места проживания граждан РФ.
 
Да и крупные российские инвесторы, так ли они хотят, вкладывать деньги в экономику России? Или предпочитают офшоры?
 
В любом случае, две проблемы определяют инвестиционную ситуацию в России: бедность населения и политическая нестабильность. И пока не решены эти проблемы, даже если мы завтра помиримся с Западом, ничего особенно не изменится.
 
 
 
 
 
Материалы по теме: