#ПОЗНАНИЕ47

Британский лорд из Балаклавы

 
Британский лорд из Балаклавы 

Каждое государство, каждый город имеют свою историю и свою судьбу, как и каждый человек свою биографию. Так и Балаклава имеет собственную судьбу и свою историю, истоки которой теряются в тумане глубокой древности. И никто не знает точной даты основания города.

В отличие от арабов и греков древние аборигены Тавриды (так в древности называли Крым) не были столь образованны и не имели письменности. Они оставили о себе только скудную память в виде археологических раскопок.

Мало на свете найдется мест, которые могли бы на равных соперничать с Балаклавой. Здесь рай земной, здесь природы откровенье.

В свое время гениальный Пушкин специально посетил окрестности Балаклавы — мыс Фиолент, выделяя Георгиевский монастырь как сакральное место античной Тавриды. «Оригинальнейший уголок пестрой русской империи», так назвал писатель А.И. Куприн Балаклаву начала XX в. Современная Балаклава — самостоятельный город в составе города Севастополя — за последнее столетие только приумножила свою оригинальность.

Каждое историческое событие оставляет свой след в нашей памяти и нашей истории. Балаклава на протяжении многих столетий привлекала к себе внимание не только официальных представителей различных государств, военных, дипломатов, но и отдельных личностей, значение которых в национальной истории бесспорно велико.

Стоит вспомнить в их ряду императрицу России Екатерину II, императора Австро-Венгрии Франца-Иосифа (1787 г.), премьер-министра Великобритании У. Черчилля, побывавшего в Балаклаве в 1945 году, Первого секретаря ЦК КПСС Н.Хрущева, экс-премьер-министра Великобритании лорда Д. Каллагена, экс-президента США Д. Форда, посетившего полуостров в 1992 году, наследного принца Уэльского Чарльза, побывавшего в Севастополе в 1996 году, принца Майкла Кентского — брата королевы Великобритании, который посетил Севастополь и Балаклаву в 2002 году, мужа королевы Великобритании герцога Эдинбургского, президента Украины Л. Кучму, президента России Д.Медведева, арабского шейха Сурура и многих других.

Балаклава оставила свой след в 20 государствах мира в виде названия городов, поселков, станций, улиц, рек, гор, исторических мест, школ, больниц, отелей.

Кстати, именно в Балаклаве появилась первая женщина - офицер русской армии. В мае 1787 года во время посещения Балаклавы императрицу Екатерину Великую ожидал сюрприз. Около деревни Кады-Кой кортеж императрицы встретил конный отряд вооруженных «амазонок», состоящий из ста балаклавских гречанок. Они были одеты в курточки из зеленого бархата, обшитые золотым галуном, малиновые бархатные юбки, в белые тюрбаны с золотыми блестками и страусовыми перьями.

Командовала экзотической «ротой амазонок» жена офицера Балаклавского греческого батальона Елена Ивановна Сарандова, родом из греков Крыма. Потрясенная необычайным зрелищем императрица, побеседовав с командиршей, присвоила Сарандовой чин «капитана амазонок». Уже находясь в Бахчисарае, Екатерина II вспомнила Сарандову и, вызвав «капитаншу амазонок», подарила ей бриллиантовый перстень.

Позже Елена Ивановна писала: «Амазонская рота была составлена по ордеру светлейшего князя Потемкина-Таврического, последовавшего на имя командира Балаклавского полка, премьер-майора Чапони и состояла из благородных жен и дочерей балаклавских греков, в числе 100 особ, в марте-апреле месяцах 1787 года <…> Встретить императрицу должно было близ Балаклавы у деревни Кадыковка, и рота под моим начальством была построена в конце аллеи, уставленной апельсиновыми, лимонными и лавровыми деревьями.

Прежде приехал римский император Иосиф верхом осмотреть Балаклавскую бухту и руины древней крепости. Увидав амазонок, он подъехал ко мне и поцеловал меня в губы, что произвело сильное волнение в роте. Но я успокоила моих подчиненных словами: «Смирно! Чего испугались? Вы ведь видели, что император не отнял у меня губ и не оставил своих».

Слово «император» подействовало на амазонок, которые не знали, кто был подъехавший. Осмотрев бухту и окрестности, венценосный путешественник возвратился к императрице и уже приехал во второй раз к Кадыковке с Ее величеством и князем Потемкиным в ее карете. У Кадыковки императрица была встречена протоиереем Балаклавского полка о. Ананием. Не выходя из кареты, государыня подозвала меня к себе, подала руку, поцеловала в губы и, потрепав по плечу, изволила сказать: «Поздравляю Вас, амазонский капитан! Ваша рота исправна: я ею очень довольна».

Екатерина II и Иосиф II в Балаклав

Затем по искусственной аллее из апельсиновых, лимонных и лавровых деревьев Екатерина II проследовала в Балаклаву и далее в Байдарскую долину.

Проследовав из Балаклавы по узкой татарской дороге через перевал в Варнутскую долину, вскоре экипажи выехали на берег Черного моря (район современного Ласпинского перевала). С высоты почти 400 метров императрица наблюдала великолепную картину. Ущелья, скалы, камнепады отделяли от путешественников Ласпинскую бухту. Здесь начинался Южный берег, куда можно было добраться только узкими тропами. Но и открывшийся сверху вид завораживал. Горы, поросшие лесом, кружили голову. Бескрайнее море слепило глаза золотыми бликами, а чистый, напоенный ароматами можжевельника и чебреца воздух, казался вкуснее самых дорогих яств.

Позже Екатерина II писала о Крыме: «Право, все это до того похоже на сказку из «Тысяча одной ночи», что не знаешь, находишься ты наяву или во сне».

Затем, спустившись в Байдарскую долину, императрица направилась к истокам реки Черной, где и расположилась на отдых. Одно время достопримечательностью села Скели был огромный орех, под которым раскинули шатер императрицы, где она соизволила откушать и отдохнуть. Здесь собралось множество татар, перед которыми она выступила с приветственной речью.

«Здешние места прекраснейшие, которые я видела отроду», — восхищалась она их великолепием. Земли долины принадлежали Г. Потемкину, от наследников которого они перешли к адмиралу Николаю Семеновичу Мордвинову, человеку, безусловно, незаурядному, видному государственному деятелю.

Несомненно, этот эпизод не смог остаться незамеченным в истории Балаклавы и Севастополя. В 2016 году мы разработали проект создания наскального горельефа у въезда в Балаклаву, на котором планируется изобразить 10 амазонок на лошадях и карету с Российской императрицей.

Справка: Горельеф (фр. haut-relief «высокий рельеф») — выпуклое изображение выступает над плоскостью фона более чем на половину объёма.

Предложение по созданию наскального барельефа у въезда в Балаклаву

Здесь же планируется установить «Екатерининскую милю», к сожалению, утраченные (за исключением одной) на всем пути движения Императрицы по Севастополю.

В конце 1995 года я получил письмо и от первого лорда британского адмиралтейства, который просил принять его с женой в Севастополе.

Наша переписка с адмиралами началась после опубликования в газете «Таймс» информации о события в Севастополе. Относительно быстро завершив все необходимые согласования и формальности с Британским посольством, гости прибыли в Крым.

Вместе с семьей первого лорда Британского адмиралтейства (лорда верховного адмирала), пятизвездного адмирала Королевских ВМС Эдварда Эшмора прибыл его брат — камердинер двора Ее величества королевы Великобритании, вице-адмирал Питер Эшмор с женой.

Оба адмирала уже на пенсии, и с Балаклавой братьев Эшмор связывало интригующее прошлое их родителей. Об этом я хотел рассказать читателям.

Балаклавская бухта

Адмирал Э.Эшмор много лет прослужил в Королевском флоте, который является вторым в мире по тоннажу. Лорд-адмирал (или лорд верховный адмирал) — одна из высших государственных должностей в Великобритании. Он осуществляет верховное командование королевским флотом, контролирует состояние всех морских портов государства, судоходных бухт и побережья. Лорд-адмирал также назначает судей по морскому праву с гражданской и уголовной компетенцией.

Семью Эшморов связывает с Балаклавой воспоминания их отца и матери.

Дело в том, что их мама имела прямое отношение к Балаклаве, где прожила с 1917 года. Ее отец был владельцем фирмы «Корнелиус Шатт» имел собственную ферму и винный склад на западном берегу Балаклавской бухты.

Их отец, лейтенант королевского флота Великобритании Лэсли Эшмор, в 1919 году венчался с их будущей матерью в балаклавской церкви.

Вот что писала об этом одна из британских газет в 1996 году: «В декабре 1918 года 25-летний лейтенант Королевских военно-морских сил Лесли Эшмор служил в Британской флотилии подводных лодок, которые поддерживали русский Балтийский флот. После большевистской революции Королевские ВМС перешли на Черное море для координации операций по защите британских граждан, а если потребуется, и помощи в их эвакуации, и лейтенант Лесли Эшмор прибыл в Севастополь.

В это время части белой армии под командованием генерала Деникина все еще контролировали Крым, но испытывали нарастающее давление со стороны Красной Армии, наступающей с севера.

Капитан кавалерийского полка Вильям Шатт, имеющий обширные связи в своем отечестве, подружился с Лесли Эшмором и пригласил его на один из выходных с визитом к своей семье в Балаклаву.

В. Шатт был владельцем фирмы «Корнелиус Шатт», основанной около 100 лет назад и занимающейся импортом и производством вин в Санкт-Петербурге. Он переехал из Петрограда в мае 1917 года, взяв жену Марию (Машу) и двух незамужних дочерей — Тамару и Киру, которым в то время было соответственно 21 и 16 лет. Семья остановилась на собственной ферме, которая занимала 40 гектаров виноградников и фруктовых садов на северо-западе от Балаклавы».

Балаклавская набережная

Зимой 1917–1918 годов семья Шатт переехала с фермы в свой маленький домик, ныне разрушенный, в западной части Балаклавской бухты, севернее Витнера. Найдя дом слишком маленьким, они арендовали на следующую зиму «дом мавра» у владельца Педькова.

Через неделю после первой встречи Лесли и Тамара влюбились друг в друга и решили обручиться.

Обвенчались они в русской православной церкви в Балаклаве 23 февраля 1919 года.

В русском журнале Таврической духовной консистории Свято-Николаевской церкви города Балаклавы, Ялтинского уезда есть следующая запись № 2 от 10 февраля 1919 года: «В брак вступили английский подданный лейтенант флота Лэсли Хэлибертов Эшмор, английского исповедания, первым браком, 26 лет, и дочь коммерции советника Тамара Шатт, православного исповедания, первым браком, 22 года».

Свидетелями при регистрации со стороны жениха были: командующий Британским флотом кэптен Перш Ройдерг и штабс-капитан Н.А.Чириков, со стороны невесты — полковник А.Л.Фон-Нолькен и граф М.А.Апраксин.

Русская православная церковь в Балаклаве

Как следует из архивных церковных документов, за неделю до свадьбы, 4 февраля 1919 года, будущая жена лейтенанта Эшмора «дочь коммерции советника Васильева Шатт, 22 лет от рождения, реформаторского исповедания, вследствие изъявленного ею желания по писаниям св. Мира присоединена к Православной греко-российской церкви с наречением ее имени Тамара в честь царицы Грузии, празднуемой церковью 29 апреля».

Другими словами, за неделю до свадьбы мать будущего британского адмирала почему-то поменяла веру. Это был счастливейший брак, длившийся 53 года, до смерти Тамары.

Но вернемся в далекий 1919 год. Время было тяжелым. Лесли получил задание доставить письмо от короля Джорджа V вдовствующей императрице Екатерине Федоровне, которая в это время проживала в имении Дюльбер под Ялтой. Для этого ему были выданы автомобиль и бензин из резерва Британских военно-морских сил. Молодожены имели возможность провести три дня в Ялте.

Имение «Дюльбер» под Ялтой

Лесли и Тамара, вернувшись из Ялты в Севастополь, остановились в отеле «Киста» и были весьма встревожены возрастающей силой назревающих бурных событий.

Перестрелки между красными и белыми участились, и молодоженам, в конце концов, было предписано выехать на британском корабле-танкере, который стоял на якоре в Инкерманском заливе Севастопольской бухты. Лесли играл важную роль в военных переговорах между союзниками, находящимися под французским командованием, и большевистскими делегатами.

Племянник вдовствующей императрицы, английский король Георг V, похожий на Николая II, как однояйцовый близнец, эвакуировал из Крыма Марию Федоровну и семьи уцелевших Романовых на военном корабле.

28 апреля 1919 года союзные силы, которые вывели все свои подразделения из города, оставили Севастополь.

Имущество Крыма

Лесли Эшмор и беременная Тамара на корабле «Принцесса Анна» покинули город вместе с союзниками. Вильям Шатт и Кира были эвакуированы ранее. Маша умерла от сердечного приступа 1 апреля и была похоронена на балаклавском церковном кладбище. Через неделю молодожены ступили на землю Великобритании.

Такова удивительная история любви двух молодых людей, результатом которой стало рождение Эдгара, будущего пятизвездного адмирала Британского королевского флота, первого лорда Британского адмиралтейства. Спустя несколько месяцев, после того как молодая семья покинула Крым, уже в Англии родился их первенец. Через три года родился Питер.

Позже, в том же году, Вильям Шатт, оставив двух своих дочерей их английским родственникам, вернулся в Крым в надежде, что поможет России построить новую жизнь, возродив бизнес. Трагическая его смелость не принесла пользы, так как через несколько дней после прибытия в Балаклаву его схватила ЧК и 9 или 10 декабря 1920 г. без суда и следствия он был расстрелян в ближайшем лесу.

Винный склад В. Шатта на западном берегу бухты

В феврале 1996 года двое сыновей от этого брака в сопровождении жен прибыли в Севастополь в надежде найти места, связанные с романтической историей их родителей. Оба, следуя примеру отца, пошли служить в Королевские военно-морские силы. Эдвард-старший достиг ранга адмирала флота, став командующим штаба ВМС Британии, а позже занял наивысший военный пост — командующего штабом обороны Великобритании.

Питер стал вице-адмиралом и ушел с военной службы после 13 лет работы в качестве камердинера двора Ее величества королевы Елизаветы II. Оба были посвящены в рыцари за примерную службу.

 Первый Лорд Британского Адмиралтейства Э.Эшмор

Спустя 77 лет братья Эшмор посетили церковь и места, где когда-то находились их родители, своими глазами увидели Севастополь и Балаклаву».

В Севастопольской госадминистрации братьев принимал автор этих строк, посвященный в их фамильную историю. Братьям Эшмор были предложены увлекательная прогулка по центральной части Севастополя, осмотр Крымского военного мемориала. Пятизвездный британский адмирал с большим любопытством изучал названия кораблей-участников Крымской кампании, указанные на мемориальной плите. Британские гости с большим уважением и словами благодарности обратились к создателям мемориала. По их словам, они даже не могли себе представить, что есть такой замечательный памятник.

С волнением гости посетили Балаклаву. Визит к Фаине Ивановне Каневой в ее прекрасный музей в Балаклаве дал им возможность найти «дом мавра» доктора Педькова, который еще существовал, хотя и не эксплуатировался из соображений безопасности.

Церковь, разрушение которой началось впервые же годы советской власти и завершилось во время осады Севастополя в 1941–42 годах, в тот момент не использовалась для служб. Позднее она была восстановлена монахами монастыря Святого Георгия и заново открыта как храм Господний. Братья имели возможность видеть это в юбилей венчания их родителей. Кладбище, где похоронена их бабушка, все еще ожидает восстановления.

В поисках фермы их дедушки братья выяснили, что она была на расстоянии около 7 километров от Балаклавы, вблизи деревеньки Кадык-Кой, неподалёку от старой дороги между Балаклавой и Севастополем.

Каждое здание на этом пространстве было разрушено во время обороны Севастополя, но два маленьких снимка крымского дома Тамары, которые она привезла с собой в Великобританию, точно показывают расположение фермы в 1918 году. Контуры неба, Сапун-гора и волнообразные поля, лежащие вокруг, не дают возможности сэру Питеру и сэру Эдварду определить с уверенностью место дома и других построек хозяйства.

Группа из 15 домов, находящихся на месте старых построек, теперь называется Ушаковка. С определенной долей уверенности можно предположить, что место расположения фермы семьи Шатт называлось созвучно фамилии владельцев и что с годами оно было изменено по очевидным причинам, возможно, вызывало ассоциации с именем господина адмирала.

Камердинер двора Ее величества королевы Елизаветы II вице-адмирал П.Эшмор

Братья вернулись в Англию удовлетворенными: они увидели все, что и надеялись увидеть. В любом случае, им помогали дружелюбные и приятные люди. Впечатление, полученное от посещения Балаклавы, взволновало душу и добавило подробностей к воспоминаниям, связанным с их родителями.

«Это было прекрасное и запоминающееся приключение, и адмиралы Эшморы благодарны всем тем, кто помогал им в этом», — так прокомментировала одна из британских газет визит в Балаклаву двух известных британских адмиралов.

Директор культурно-исторического центра «Севастополь» Нелли Иванова сопровождала высоких гостей на протяжении всего пребывания в Севастополе и Балаклаве. Перед отъездом гостям вручили памятные подарки и балаклавские сувениры.

Спустя месяц супружеская чета Эдварда Эшмора прислала благодарственное письмо, в котором также сообщалось, что поездка в Балаклаву стала предметом обсуждения в широком кругу друзей и родственников адмиралов. Несомненно, многие из них пожелали посетить эти исторические места.

Для меня эта встреча и дальнейшее знакомство с британскими адмиралами имели важное значение. Питер Эшмор имел большой опыт организации протокольных мероприятий, церемоний при Букингемском дворце, организации поездок, встреч Ее королевского величества, и я с большим вниманием слушал его рассказы о жизни королевы Великобритании.

Тогда Питер познакомил меня с основными нормами британского королевского протокола. Старшим при королевском дворе является лорд великий камергер — шестой по старшинству из девяти высших церемониальных чиновников Великобритании. Не следует путать эту должность с должностью лорда-камергера двора, отвечающего за координацию деятельности королевского двора. Должность великого камергера наследственная.

Исторически лорд великий камергер Англии возглавлял систему управления королевским двором и руководил деятельностью различных его подразделений. Великий камергер отвечал за организацию важнейших церемоний (свадьбы, крестины, похороны членов королевской фамилии, коронации монархов), а также контролировал право доступа к королю. Во время приёмов лорд великий камергер стоял позади монарха и объявлял имя и титул приближающегося к королю лица. Позднее функции управления двором были переданы заместителю, камергеру двора, а в компетенции самого лорда великого камергера остались в основном представительские функции.

Спустя почти десять лет судьба опять свела меня с первым лордом Британского адмиралтейства пятизвездным адмиралом Вестом, который прибыл в Севастополь во главе правительственной делегации Великобритании на мероприятия, посвященные 150-летию Крымской (Восточной) войны 1853–1856 гг., проходившие в Балаклавской долине.

Брат королевы герцог Майкл Кентский и адмирал Вест                       в Севастополе. 2004 г.

Тогда, в сентябре 2004 года, королевскую семью в Севастополе представлял брат королевы Великобритании Елизаветы II герцог Майкл Кентский. Об их визите в Севастополь можно прочитать в последней главе книги «Тайны дипломатические».

Источник Информер

 
 
 
Материалы по теме:
comments powered by HyperComments